Молитва если человек без сознания

Молитва если человек без сознания

О молитве за других людей. За всех ли можно молиться?

Опубликовал Кирилл в блоге «Кирилл». Просмотры: 23504

О молитве за других людей. За всех ли можно молиться?

Эта подборка была сделана в качестве ответа на вопрос слушателей катехизических бесед. В своей основе она состоит из советов святых и священников. Возможно, она будет полезна и читателям блогов. Буду благодарен за дополнения и уточнения.

Кто мой ближний?
Можно условно разделить людей, о молитве за которых возникают смущения, на:
– незнакомых, за которых нас просят помолиться,
– людей, про которых мы знаем, что они атеисты или отпали от Церкви,
– усопших нераскаянными (крещёных, но отпавших от Церкви Божией),
– усопших атеистов, иноверцев и самоубийц.

Воля Бога о молитве за других людей
А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас. (Мф.5:44)

Молитесь за обижающих вас. (Лк.6:28)
И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними. (Лк.6:30-31)

Прежде всего прошу совершать молитвы, прошения, моления, благодарения за всех человеков. (1Тим.2:1)

По чувству сострадания мы должны молиться за людей даже тогда, когда нас об этом никто и не просит. Скажем, увидели мы в церкви (в монастыре, на улице): кто-то сказал или сделал что-то нехорошее, неподобающее — мы должны помолиться об этом человеке Христу. Я не говорю, что нужно сразу начинать читать за него Псалтирь. Но хотя бы одну фразу сказать, хотя бы один вздох сердечный вознести: «Господи, помоги ему! Избави его от сетей вражиих, имиже веси судьбами устрой его спасение, и святыми его молитвами и меня окаянного помилуй!» И это уже будет молитва.

Ведь мы должны понять, что мы — сотелесники Христовы: как и Апостол говорит, что все мы — тело Христово (ср.: Рим.12:5). Потому нам нельзя оставаться безучастными к страданиям ближних, а нужно как-то им помогать — хотя бы молитвой (если нельзя помочь чем-то другим). Это — наш христианский долг.

За самого себя молиться нужда и беда убеждает, но за ближнего молиться убеждает любовь. Святитель Тихон (Задонский)

Если Церковь главным образом молится только за своих членов, то не излишне ли дерзновенно келейно молиться за тех, кто вне Церкви?
Если литургическая молитва не включает самоубийц, некрещеных, инославных, отпавших, то личная молитва не ограничена ничем.

Очевидно, что Евхаристия, как соединение с Богом, будет насилием над теми, кто Его отвергает своей жизнью.

Святитель Филарет Московский: Или, спросят, — не тщетна ли молитва за умерших во грехе? Ответствую: тщетна — за умерших во грехе смертном, смертью духовною, и в сем состоянии постигнутых смертью телесною, — за тех, которые внутренно отпали от духовного тела Церкви Христовой и от жизни по вере, своим неверием, нераскаянностью, решительным и конечным противлением благодати Божией.

Однако преподобный Силуан Афонский советует: Когда хочет Господь кого-нибудь помиловать, то внушает другим желание за него молиться, и помогает в этой молитве. Поэтому должно знать, что когда приходит желание молиться за кого-либо, то это значит, что Сам Господь хочет помиловать ту душу и милостиво слушает твои молитвы.

Искушения в молитве
Искушения в молитве могут иметь своим источником:
– ревность не по разуму, взятие подвига сверх меры и без благословения;
– искушения падшими духами, желающими отвратить христианина от молитвы.

Если человек пленён падшими духами, то, молясь за него, мы вызываем их противодействие, ведь они уже считают его своей добычей; это подобно тому, как вырывать кость из пасти у пса. Несомненно, Бог значительно ограничивает силу падших Ангелов, но пугать нас они могут.

Если мы берём на себя подвиг молитвы за нераскаянного усопшего, то она требует усилий. «Молиться – кровь проливать» – говорили древние.

Для укрепления от нападения всяческих искушений и наваждений старайтесь советоваться со своим духовником. Любая молитва — это духовная война с тёмными силами, а на войну нужно идти, заручившись поддержкой Церкви и благословением священника.

Часто такие искушения отнюдь не бывают связаны с молитвой за кого-то. Зачастую мы сами себя искушаем: сами впадаем в какие-то страсти, а думаем, что это произошло потому, что мы за кого-то помолились.

Одна женщина молилась за своего усопшего отца, который скончался, будучи атеистом. Во сне он явился ей в страшном гневе и требовал прекратить молитву. История интересная, но возникает вопрос: кто явился женщине? Её отец или падший дух в облике её отца?

Любая искренняя молитва неугодна бесам, но бывают случаи, когда молитва неугодна и Богу. Например, молитва без рассуждения, когда человек считает себя способным вымолить кого-то или когда кто-то берёт подвиг молитвы, не живя христианской жизнью, или подвиг выше своих сил. Но бывают и иные случаи. Великий молитвенник афонский старец Ефрем Катунакский, ученик старца Иосифа Исихаста, подвизавшийся на Святой горе в XX столетии, признавался, что не мог молиться о своем брате-оккультисте, пока тот был жив, поскольку чувствовал каждый раз, что Господь его молитвы не приемлет, «наказывает» его за нее. Он только тогда возобновил молитвы о брате, когда тот отошел в мир иной и уже не мог творить тех беззаконий, которыми была наполнена его жизнь прежде.

Требуется рассуждение
Важна мера нашей молитвы. Одно дело – помянуть на утренней молитве, другое дело – брать сугубый подвиг «вымаливания» других, да ещё без благословения.

Молящийся должен осознавать, что своей молитвой он бросает вызов сатане. Без сугубой благодати Божией, Божьего покрова, исход этой борьбы будет плачевен. Эту благодать человек обретает христианской, церковной жизнью.

Отвечая на вопрос одного из своих учеников, преподобный Варсонофий Великий говорит, что будет достаточно, если тот, пообещав помолиться о ком-то, скажет однажды: «Господи, помилуй такого-то!» и воздохнет о нем от сердца. А большее, убеждает он этого инока, ему не по силам. Этот же совет можно, наверное, принять на свой счет и практически каждому из нас – и нам по силам немногое. Если говорить о чуть большем, то уместно поминать человека с той или иной степенью регулярности на своей обычной утренней или вечерней молитве – так же кратко, в ряду других людей, о которых мы молимся постоянно.

Чтобы молиться за конкретного человека с конкретной страстью (например, со страстью неверия или пьянства) — для этого нужно взять благословение у духовника, который нас знает и может дать совет, как нам подобает поступить в данном случае и как мы должны молиться. Тогда уже будет покрывать благодать благословения на это дело.

Мы обычно думаем, что мы кого-то вымаливаем. А ведь не мы вымаливаем этого человека, но Господь его спасает, как и нас. Распявшись за всех, Господь взял на Себя грехи всего мира. И потому не мы вымаливаем, не мы вытаскиваем, не мы этому человеку помогаем, а Христос помогает, извлекает его изо рва страстей и спасает. Мы же только — как соучастники Христовы в деле извлечения этой души. И если мы испытываем какое-то бесовское наваждение, то это по той причине, что Господь дает нам немножко ощутить это соучастие. И в этом — проявление нашей любви ко Христу и к человеку.

Но иногда, действительно, такое бывает. Особенно, когда идет однообразная жизнь в обычном порядке, и вдруг видишь, чувствуешь, что появилась какая-то брань особого рода. Тогда уже идешь, исповедуешься и спрашиваешь: «Как мне быть? Продолжать ли мне молиться за этого человека или оставить на время?» Но это не значит, что оставить совсем. Просто Господь показывает в данном случае: по твоей немощи, для твоего смирения, тебе надо знать, что ты еще сам подобострастен этому человеку. Хотя ты и молишься за него для избавления его от какой-то страсти, но, тем не менее, ты сам немощен и должен понять, что и его, и тебя спасает и несет на Своих плечах только Христос.

Преподобный Серафим Саровский говорил: «стяжи мир душевный, и вокруг тебя спасутся тысячи». Другими словами, помочь ближним мы можем лишь настолько, насколько мы уже помогли себе.

Не отнимет ли молитва за других силы молиться за себя?
Мнение о том, что, молясь за других, не хватит сил на себя, безосновательно. Молитва – это привлечение благодати Божией и тому, за кого молятся, и тому, кто молится.

Святитель Филарет Московский: «Не отрекайтесь от молитвы за других под предлогом опасения, что за себя умолить не можете, – опасайтесь, что о себе не умолите, если за других молиться не будете. Молитва о себе самих, взятая отдельно от молитвы за других, как плод духовного своекорыстия, не может составить чистой христианской добродетели».

Более того, говорил святой праведный Иоанн Кронштадтский: «…молитва за других весьма полезна и самому молящемуся за других; она очищает сердце, утверждает веру и надежду на Бога и возгревает любовь к Богу и ближнему».

Молясь о своих ближних, мы не можем буквально говорить о том, что берем на себя их грехи, мы лишь своим молитвенным участием разделяем с ними, помогаем понести болезни, которые следуют за совершением всякого греховного поступка (не случайно в православии грех воспринимается не как преступления, но как болезнь).

Как молиться о незнакомых людях? Советы прп. Паисия Святогорца.
– Геронда, когда некоторые паломники оставляют нам записки для поминовения, а мы не знаем их нужд, то как нам за них молиться?
– Говорите: «Господи, помилуй рабов Твоих, нужды которых Ты Сам ведаешь».

А когда, геронда, молимся о людях и не знаем, живы ли они или умерли?
– Говорите: «Господи Иисусе Христе, помилуй рабов Твоих».

Иногда, геронда, я не помню имён людей, которые просят молитв.
– Если не помнишь имён, которые тебе дают, то молись в общем: о больных, о молодых, сбившихся с пути, и т.д. Вначале говори: «Помоги, Боже мой, сначала тем, кто больше нуждается в помощи», – а потом продолжай: «Господи Иисусе Христе, помилуй рабов Твоих».

Преподобный также советовал: «Ты, после того как немного помолишься о себе, потом вспоминай о бедствующем мире в целом, о тех, кто удалился от Бога, о почивших, которые не воспользовались временем, которое Бог им даровал, чтобы к Нему приблизиться, и теперь раскаиваются, но уже без пользы; и твори молитву: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас». Так молишься и о себе, и о тех, кто просил тебя молиться, и обо всём мире».

Читать еще:  Молитва чтобы дети были послушными заговоры

Молитва о самоубийцах
Церковь, как богочеловеческий организм, не просто отказывается молиться за самоубийц, она не дерзает делать этого. «Мы не дерзаем молиться» – это означает, что люди не дерзают входить в какую-то запретную область.

Это подтверждает и практика. Один священник рассказал такой случай. Ему на отпевание привезли незнакомую девушку. При совершении чина, несмотря на то, что это было далеко не первое отпевание за время его служения, ему стало плохо, силы его оставили, пришлось даже выйти на свежий воздух. Через некоторое время он встретился со священником из другого храма, и неожиданно оказалось, что и у того случилось подобное при отпевании молодого человека. В результате небольшого расследования оказалось, что пара добровольно умертвила себя, но родственники скрыли это от Церкви.

О молитве за других людей. За всех ли можно молиться?

Опубликовал Кирилл в блоге «Кирилл». Просмотры: 23504

О молитве за других людей. За всех ли можно молиться?

Эта подборка была сделана в качестве ответа на вопрос слушателей катехизических бесед. В своей основе она состоит из советов святых и священников. Возможно, она будет полезна и читателям блогов. Буду благодарен за дополнения и уточнения.

Кто мой ближний?
Можно условно разделить людей, о молитве за которых возникают смущения, на:
– незнакомых, за которых нас просят помолиться,
– людей, про которых мы знаем, что они атеисты или отпали от Церкви,
– усопших нераскаянными (крещёных, но отпавших от Церкви Божией),
– усопших атеистов, иноверцев и самоубийц.

Воля Бога о молитве за других людей
А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас. (Мф.5:44)

Молитесь за обижающих вас. (Лк.6:28)
И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними. (Лк.6:30-31)

Прежде всего прошу совершать молитвы, прошения, моления, благодарения за всех человеков. (1Тим.2:1)

По чувству сострадания мы должны молиться за людей даже тогда, когда нас об этом никто и не просит. Скажем, увидели мы в церкви (в монастыре, на улице): кто-то сказал или сделал что-то нехорошее, неподобающее — мы должны помолиться об этом человеке Христу. Я не говорю, что нужно сразу начинать читать за него Псалтирь. Но хотя бы одну фразу сказать, хотя бы один вздох сердечный вознести: «Господи, помоги ему! Избави его от сетей вражиих, имиже веси судьбами устрой его спасение, и святыми его молитвами и меня окаянного помилуй!» И это уже будет молитва.

Ведь мы должны понять, что мы — сотелесники Христовы: как и Апостол говорит, что все мы — тело Христово (ср.: Рим.12:5). Потому нам нельзя оставаться безучастными к страданиям ближних, а нужно как-то им помогать — хотя бы молитвой (если нельзя помочь чем-то другим). Это — наш христианский долг.

За самого себя молиться нужда и беда убеждает, но за ближнего молиться убеждает любовь. Святитель Тихон (Задонский)

Если Церковь главным образом молится только за своих членов, то не излишне ли дерзновенно келейно молиться за тех, кто вне Церкви?
Если литургическая молитва не включает самоубийц, некрещеных, инославных, отпавших, то личная молитва не ограничена ничем.

Очевидно, что Евхаристия, как соединение с Богом, будет насилием над теми, кто Его отвергает своей жизнью.

Святитель Филарет Московский: Или, спросят, — не тщетна ли молитва за умерших во грехе? Ответствую: тщетна — за умерших во грехе смертном, смертью духовною, и в сем состоянии постигнутых смертью телесною, — за тех, которые внутренно отпали от духовного тела Церкви Христовой и от жизни по вере, своим неверием, нераскаянностью, решительным и конечным противлением благодати Божией.

Однако преподобный Силуан Афонский советует: Когда хочет Господь кого-нибудь помиловать, то внушает другим желание за него молиться, и помогает в этой молитве. Поэтому должно знать, что когда приходит желание молиться за кого-либо, то это значит, что Сам Господь хочет помиловать ту душу и милостиво слушает твои молитвы.

Искушения в молитве
Искушения в молитве могут иметь своим источником:
– ревность не по разуму, взятие подвига сверх меры и без благословения;
– искушения падшими духами, желающими отвратить христианина от молитвы.

Если человек пленён падшими духами, то, молясь за него, мы вызываем их противодействие, ведь они уже считают его своей добычей; это подобно тому, как вырывать кость из пасти у пса. Несомненно, Бог значительно ограничивает силу падших Ангелов, но пугать нас они могут.

Если мы берём на себя подвиг молитвы за нераскаянного усопшего, то она требует усилий. «Молиться – кровь проливать» – говорили древние.

Для укрепления от нападения всяческих искушений и наваждений старайтесь советоваться со своим духовником. Любая молитва — это духовная война с тёмными силами, а на войну нужно идти, заручившись поддержкой Церкви и благословением священника.

Часто такие искушения отнюдь не бывают связаны с молитвой за кого-то. Зачастую мы сами себя искушаем: сами впадаем в какие-то страсти, а думаем, что это произошло потому, что мы за кого-то помолились.

Одна женщина молилась за своего усопшего отца, который скончался, будучи атеистом. Во сне он явился ей в страшном гневе и требовал прекратить молитву. История интересная, но возникает вопрос: кто явился женщине? Её отец или падший дух в облике её отца?

Любая искренняя молитва неугодна бесам, но бывают случаи, когда молитва неугодна и Богу. Например, молитва без рассуждения, когда человек считает себя способным вымолить кого-то или когда кто-то берёт подвиг молитвы, не живя христианской жизнью, или подвиг выше своих сил. Но бывают и иные случаи. Великий молитвенник афонский старец Ефрем Катунакский, ученик старца Иосифа Исихаста, подвизавшийся на Святой горе в XX столетии, признавался, что не мог молиться о своем брате-оккультисте, пока тот был жив, поскольку чувствовал каждый раз, что Господь его молитвы не приемлет, «наказывает» его за нее. Он только тогда возобновил молитвы о брате, когда тот отошел в мир иной и уже не мог творить тех беззаконий, которыми была наполнена его жизнь прежде.

Требуется рассуждение
Важна мера нашей молитвы. Одно дело – помянуть на утренней молитве, другое дело – брать сугубый подвиг «вымаливания» других, да ещё без благословения.

Молящийся должен осознавать, что своей молитвой он бросает вызов сатане. Без сугубой благодати Божией, Божьего покрова, исход этой борьбы будет плачевен. Эту благодать человек обретает христианской, церковной жизнью.

Отвечая на вопрос одного из своих учеников, преподобный Варсонофий Великий говорит, что будет достаточно, если тот, пообещав помолиться о ком-то, скажет однажды: «Господи, помилуй такого-то!» и воздохнет о нем от сердца. А большее, убеждает он этого инока, ему не по силам. Этот же совет можно, наверное, принять на свой счет и практически каждому из нас – и нам по силам немногое. Если говорить о чуть большем, то уместно поминать человека с той или иной степенью регулярности на своей обычной утренней или вечерней молитве – так же кратко, в ряду других людей, о которых мы молимся постоянно.

Чтобы молиться за конкретного человека с конкретной страстью (например, со страстью неверия или пьянства) — для этого нужно взять благословение у духовника, который нас знает и может дать совет, как нам подобает поступить в данном случае и как мы должны молиться. Тогда уже будет покрывать благодать благословения на это дело.

Мы обычно думаем, что мы кого-то вымаливаем. А ведь не мы вымаливаем этого человека, но Господь его спасает, как и нас. Распявшись за всех, Господь взял на Себя грехи всего мира. И потому не мы вымаливаем, не мы вытаскиваем, не мы этому человеку помогаем, а Христос помогает, извлекает его изо рва страстей и спасает. Мы же только — как соучастники Христовы в деле извлечения этой души. И если мы испытываем какое-то бесовское наваждение, то это по той причине, что Господь дает нам немножко ощутить это соучастие. И в этом — проявление нашей любви ко Христу и к человеку.

Но иногда, действительно, такое бывает. Особенно, когда идет однообразная жизнь в обычном порядке, и вдруг видишь, чувствуешь, что появилась какая-то брань особого рода. Тогда уже идешь, исповедуешься и спрашиваешь: «Как мне быть? Продолжать ли мне молиться за этого человека или оставить на время?» Но это не значит, что оставить совсем. Просто Господь показывает в данном случае: по твоей немощи, для твоего смирения, тебе надо знать, что ты еще сам подобострастен этому человеку. Хотя ты и молишься за него для избавления его от какой-то страсти, но, тем не менее, ты сам немощен и должен понять, что и его, и тебя спасает и несет на Своих плечах только Христос.

Преподобный Серафим Саровский говорил: «стяжи мир душевный, и вокруг тебя спасутся тысячи». Другими словами, помочь ближним мы можем лишь настолько, насколько мы уже помогли себе.

Не отнимет ли молитва за других силы молиться за себя?
Мнение о том, что, молясь за других, не хватит сил на себя, безосновательно. Молитва – это привлечение благодати Божией и тому, за кого молятся, и тому, кто молится.

Святитель Филарет Московский: «Не отрекайтесь от молитвы за других под предлогом опасения, что за себя умолить не можете, – опасайтесь, что о себе не умолите, если за других молиться не будете. Молитва о себе самих, взятая отдельно от молитвы за других, как плод духовного своекорыстия, не может составить чистой христианской добродетели».

Более того, говорил святой праведный Иоанн Кронштадтский: «…молитва за других весьма полезна и самому молящемуся за других; она очищает сердце, утверждает веру и надежду на Бога и возгревает любовь к Богу и ближнему».

Молясь о своих ближних, мы не можем буквально говорить о том, что берем на себя их грехи, мы лишь своим молитвенным участием разделяем с ними, помогаем понести болезни, которые следуют за совершением всякого греховного поступка (не случайно в православии грех воспринимается не как преступления, но как болезнь).

Читать еще:  Молитва разрешительная над преставльшимся

Как молиться о незнакомых людях? Советы прп. Паисия Святогорца.
– Геронда, когда некоторые паломники оставляют нам записки для поминовения, а мы не знаем их нужд, то как нам за них молиться?
– Говорите: «Господи, помилуй рабов Твоих, нужды которых Ты Сам ведаешь».

А когда, геронда, молимся о людях и не знаем, живы ли они или умерли?
– Говорите: «Господи Иисусе Христе, помилуй рабов Твоих».

Иногда, геронда, я не помню имён людей, которые просят молитв.
– Если не помнишь имён, которые тебе дают, то молись в общем: о больных, о молодых, сбившихся с пути, и т.д. Вначале говори: «Помоги, Боже мой, сначала тем, кто больше нуждается в помощи», – а потом продолжай: «Господи Иисусе Христе, помилуй рабов Твоих».

Преподобный также советовал: «Ты, после того как немного помолишься о себе, потом вспоминай о бедствующем мире в целом, о тех, кто удалился от Бога, о почивших, которые не воспользовались временем, которое Бог им даровал, чтобы к Нему приблизиться, и теперь раскаиваются, но уже без пользы; и твори молитву: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас». Так молишься и о себе, и о тех, кто просил тебя молиться, и обо всём мире».

Молитва о самоубийцах
Церковь, как богочеловеческий организм, не просто отказывается молиться за самоубийц, она не дерзает делать этого. «Мы не дерзаем молиться» – это означает, что люди не дерзают входить в какую-то запретную область.

Это подтверждает и практика. Один священник рассказал такой случай. Ему на отпевание привезли незнакомую девушку. При совершении чина, несмотря на то, что это было далеко не первое отпевание за время его служения, ему стало плохо, силы его оставили, пришлось даже выйти на свежий воздух. Через некоторое время он встретился со священником из другого храма, и неожиданно оказалось, что и у того случилось подобное при отпевании молодого человека. В результате небольшого расследования оказалось, что пара добровольно умертвила себя, но родственники скрыли это от Церкви.

В каких случаях можно крестить, причащать и соборовать людей без сознания?

Бывает, что родственники очень просят, а человек без сознания. Причем не редко уже в таком состоянии, что может совсем скоро умереть.

Вопрос поступил в августе 2016 года, но вновь поднят наверх после получения очередного экспертного мнения

На этот вопрос ниже уже даны хорошие ответы и предложены дельные советы. От себя лишь добавлю, что полностью согласен с необходимостью для священника вникать в каждую конкретную ситуацию и в соответствии с ней принимать нужное и верное решение.

Не лишне в таких случаях будет вспомнить о Промысле Божием, который из тысяч больных людей выбрал для нас именно этого человека, желая через нас подать ему необходимую благодатную помощь. Нам нужно просто выполнить то, что от нас требуется. А в ответ Господь порой являет зримое одобрение, удостоверяющее, что так и надо было сделать.

Мудрые пастыри говорят: «Если христианин, который ещё две недели назад, находясь в ясном уме и здравой памяти, каялся, причащался, соборовался ( т. е. он плоть от плоти и кость от кости Матери Церкви), то нет никаких препятствий приобщить его Крови Христовой ( если у него нет уже глотательных функций) или пособоровать». Потому что телесный сосуд разрушается, а душа обновляется. Душа, как младенчик, радуется, когда Господь Бог берёт её на руки в таинствах Причащения, Соборования и помогает ей покинуть телесное естество.

Если же священник не имеет ясного и твёрдого свидетельства, что перед ним человек, постоянно каявшийся и причащавшийся Святых Христовых Таин, то, не желая оставить родственников неутешенными, можно единожды помазать его святым маслом и почитать над ним молитву о даровании просветления ума, покаяния, восстания со одра болезни. Но совершать над ним таинства я бы не дерзал, постольку поскольку неизвестно, куда склоняется его произволение — к добру или ко злу.

Тут есть два аспекта.

Во-первых, иногда бывает, что человек не совсем без сознания. У меня был случай, когда позвали в больницу крестить человека, он был в коме. Сказали, что вроде раньше хотел креститься, но не успел. Я пришёл, сел рядом, и поговорил с ним. Читал у владыки Антония Сурожского о том, что бывают такие случаи, когда человек с виду без сознания, в коме, но на самом деле контакт с ним возможен ( митр. Антоний ( Блум) — «Пастырь у постели больного»). И я с ним немножко поговорил, взял его за руку, и спросил: «Если Вы хотите креститься, то дайте мне какой-то знак — пожмите руку». Он пожал. И тогда я его крестил. Но он какой-то знак подал. Не подал бы знак — не стал бы крестить.

Другое дело, когда зовут в больницу причастить, а человек действительно полностью без сознания. В таком случае, если про него ничего неизвестно — ходил ли он раньше в церковь или не ходил, тем более если он раньше не причащался, то я думаю, что тут, как правило, надо оставить как есть, уже не причащать его.

Когда-то очень давно присутствовал на пастырском семинаре, где обсуждался этот вопрос. Вёл его епископ Пантелеимон ( тогда ещё он был протоиерей Аркадий Шатов). Там стоял вопрос, можно причастить Святой Кровью человека без сознания, который жил полноценной церковной жизнью. И тогда очень правильно, я думаю, рассудили, что в таком случае — можно. Если бы я тяжело заболел и впал в кому, то был бы, конечно, благодарен, если бы меня причастили каплей Святой Крови. Что тут плохого?

Мы не должны оказывать насилие. Если человек своё желание быть в Церкви не проявлял, то когда он впал в бессознательное состояние, мы без его воли, насильно, крестить или причащать его не можем. Моя двоюродная бабушка, можно сказать, у меня на руках умерла некрещеной… Она во Христа не верила. Что тут сделаешь?

Если человек до того как впасть в бессознательное состояние, выказывал желание какого-то церковного утешения ( Причастия или соборования) или хотя бы просто хотел увидеть священника в первый раз и, возможно, исповедоваться, но вот он впал в кому, — то однозначно мы можем его пособоровать. Это моё личное мнение.

У меня однажды был такой случай. Человек не вёл какой-то церковной жизни, даже, может быть, жил греховной жизнью, но, тем не менее, было у него какое-то расположение к Церкви. Я начал соборовать его, и в один момент, нельзя сказать, что он пришёл в себя, но он начал повторять « Господи, помилуй», возможно, в ответ на молитвословия. Это было недолго, он так и не вышел из бессознательного состояния окончательно и вскоре умер. Но мы же не знаем, что происходит с человеком в этом состоянии. Возможно, если он услышит слова церковной молитвы, это повлияет на его состояние, на его переход в вечность. И, возможно, это поможет его душе. Пускай это будет какой-то последний покаянный вопль ( внутренний, душевный) — но это уже очень много значит.

Поэтому, на мой взгляд, если человек выказывал какое-то желание — то его пособоровать можно.

Если никакого желания не было вообще — то в зависимости от состояния человека можно что-то почитать: или Псалтирь, или молебен о здравии, или же молитвы на исход души. Если, конечно, он только не был прямым богоборцем.

Я неоднократно причащал людей в коме, но только тех, кто живёт церковной жизнью.

Но если неизвестно, верующий ли перед тобой человек, то причащать нельзя.

Однажды некая женщина пригласила меня причастить умирающую мать. Когда я приехал, оказалось, что мать находится в коме. Выяснилось, что она не ходила в храм, не причащалась и не понятно, верует ли в Бога. Я тогда был еще молодым священником и позвонил по телефону замечательному московскому пастырю, протоиерею Александру Куликову. Он посоветовал, сначала послужить молебен, и если женщина во время него придёт в себя и выразит желание, то причастить. Я отслужил молебен, но она оставалась в коме. Я сказал её дочери, чтобы она спросила свою мать, если та придёт в себя, хочет ли она причаститься, и если она захочет, то я приеду и причащу. Через некоторое время ко мне приехала эта женщина и сказала, что мама приходила в себя и захотела причаститься. Когда я приехал, она снова была в коме, но я всё же спросил, хочет ли она причаститься, и вдруг она открыла глаза и сказала, что хочет. И я её причастил.

Таинство соборования включает в себя чтение Евангелий, апостольских посланий и длинных проникновенных молитв, что подразумевает участие больного. Если больной в коме, то такой длинный чин в значительной степени теряет свой смысл, т.к. сознательно участвовать в нём больной не может. Если больной — церковный человек, можно воспользоваться сокращённым чином, но всегда нужно помнить, что Таинство — это не магия, и нельзя совершать Таинство как некое магическое действие. Если человек церковный — важнее всего его причастить.

Соборовать же людей нецерковных не следует. Все Таинства совершаются внутри Церкви именно, как преподание Даров Святого Духа внутри Церкви—Тела Христова. Даже Таинство Крещения имеет смысл рождения Церковью нового своего чада. Таинство Покаяния называется Вторым Крещением. Таинство Соборования предназначено для болящих членов Церкви и не может заменять Таинство Покаяния, которое требует от грешника сознательного решения и готовности полностью изменить свою жизнь, чтобы стать членом Церкви. В Таинстве Соборования прощаются забытые грехи, но, конечно, не в том случае, когда человек вообще никогда не исповедовался, не является членом Церкви.

Мы не можем преподать Таинства людям, которые всю сознательную жизнь уклонялись от Бога и лишали себя участия в них. Исключение могут составлять люди с отклонениями в сознании: дебилы, олигофрены, страдающие разными формами идиотизма, ментальные инвалиды, кто по своему сознанию остались в младенческом состоянии.

Если человек сознательно не жил по-христиански и не обрел Христа, то в бессознательном состоянии преподавать ему Таинства нельзя.

Соборование — это Таинство, в котором прощаются забытые грехи, а не те, в которых человек не захотел или не решился покаяться.

Но можно и нужно молиться о таких людях. Если родственники просят прийти — не стоит отказывать, нужно обязательно приходить, даже если человек без сознания. Можно помазать маслицем от чудотворной иконы, рекомендовать людям, которые Вас пригласили, самим исповедоваться и причаститься, чтобы их молитва была сильнее и дошла до Бога.

Читать еще:  Первые дни после смерти молитва

Я знаю случаи, когда человек пребывал в бессознательном состоянии, но с приходом батюшки приходил в сознание и мог разговаривать. Он, может быть, уже не сможет полностью поисповедоваться, но задать ему какие-то основные вопросы, принять его покаяние и причастить его ( лучше только Святой Кровью) всё-таки можно.

Очень важно уметь отличить, находится ли человек в сознании или он не понимает, что происходит. Если человека просто спрашиваешь, например « сожми мне руку, если ты меня слышишь», «сожми мне руку, если хочешь причаститься» или « закрой глаза, если ты хочешь то или другое» — он может сжимать руку или закрывать глаза, при этом совершенно не понимая, что его спрашивают и что с ним происходит. Чтобы понять, насколько человек адекватен, нужно задать ему вопрос, который требует заведомо отрицательного ответа. Например, назвать его другим именем, если его зовут Василий, то спросить « Вас зовут Игорь» — если утвердительно закроет глаза ( или сожмёт руку) — значит, он не понимает о чём его спрашивают. Только надо быть осторожным при выборе таких вопросов, потому что в некоторых случаях он просто может не сообразить. Например, если спросить « Вы сейчас находитесь в Китае или в России» или « сейчас день или ночь» ( в палате с искусственным освящением). Учитывая состояние больного, вопросы должны быть простые.

Допустим, он крещён, можно спросить его: «Вы хотите, чтобы вас крестили?» — если отвечает да, значит не понимает, что происходит. Нужно относиться к нему, как к человеку в неполноте сознания. По правилам, обмершему нельзя преподавать Святые Таинства. Мы идём на смягчение этого правила, только если достоверно знаем, что человек жил церковной жизнью. Здесь иногда приходится довериться родственникам и подробно их расспросить, как часто больной причащался, часто ли они причащаются сами.

Меня одна женщина просила причастить ее маму. Я спросил, как часто и где они причащались раньше. Она ответила, что они часто причащались вечером в храме, когда им там давали хлеб. Очевидно, что эта женщина даже не понимала, что такое Причастие.

Иногда родственники хотят, чтобы преподали Святые Тайны, надеясь, что это поможет исцелению больных. Это тоже надо иметь в виду. Не нужно, конечно им объяснять это, говорить: «Это же не лекарство, это не таблетка». Вообще, обижать людей, говорить с ними грубо и резко мы не должны. Мы с вами, дорогие друзья, должны быть кроткими и смиренными. Я понимаю, что примеров мало, но всё-таки надо стараться. Господь для нас пример. Без этой кротости и смирения нас не будут люди любить, не будут относиться к нам с доверием. В разговоре с родственниками и с самими больными нужно сохранять христианскую сторону души, сохранять мир в своей душе.

Если к Вам обращаются через посредников, лучше поговорить непосредственно с теми людьми, кто просит прийти.

Преподать Таинства нецерковному человеку без сознания можно только в одном случае — если он готовился ко крещению, но по каким-то причинам не успел покреститься. В этом случае можно его покрестить. Есть даже такое каноничесткое правило, что если оглашенный придёт в бессознательное состояние, то можно его покрестить не заканчивая чин оглашения, не спрашивая его ни о чём, потому что он готовился к крещению. Если это можно достоверно выяснить, конечно. У нас сейчас нет такого чина оглашения, но если известно, что он был на пути к этому, верил в Бога, если есть свидетель, которому вы доверяете, тут критерием должна быть ваша пастырская совесть.

Конечно, уж лучше больше доверять, чем не доверять. Лучше чтобы было чуть больше любви, чем строгости и верности каким-то канонам. Любовь должна всё-таки превосходить. Это дело пастырской совести. Надо молиться Богу, конечно, советоваться в каждом конкретном случае с какими-то опытными собратьями, если у вас есть такие. Спросить у своего духовника.

Очень важно, дорогие батюшки, чтобы у вас был свой духовник. Не только духовник, назначенный архиереем и выбранный на пастырском собрании, а священник, которому вы доверяете, с которым у вас есть личные отношения, которого вы почитаете, с кем вы советуетесь. В этом случае можно так помолиться Богу: «Господи я не знаю как поступить. Открой мне через него Твою волю». Господь очень часто открывает Свою волю таким образом. Хорошо, чтобы у вас был такой способ обращения к Богу.

UniZagovor.Ru

Уникальная коллекция заговоров

Какую молитву следует читать над умирающим

Бывает, что не только в деревнях нет возможности пригласить священнослужителя отчитывать предсмертную молитву и сотворить соборование, но и в городе не всегда есть возможность это сделать. Причины тому разные, например: батюшка занят, поехать некому, нет средств, да мало ли что еще.

В таких случаях не возбраняется самим сделать отчитку. Очень многие просят научить этому. Особенно много писем приходит после того, как я написала «У порога вечности».

Люди тяжело переносят смерть родных и близких. Но кроме душевных страданий возникает масса вопросов, которые обязательно нужно разрешить: как правильно молиться об умершем, чтобы Господь простил усопшего, как проводить его в последний путь.

Как всегда, я откликаюсь на ваши просьбы. Сегодня я расскажу о том, какие молитвы следует читать о новопреставленных и давно умерших людях.

Если человек при смерти (в сознании или же без сознания), следует читать вслух, но не очень громко, по возможности четко и без слез, ибо вы являетесь ходатаем за умирающего человека перед Всевышним. Если Ангел смерти в эту минуту находится возле умирающего, он передаст молитву Господу Богу нашему Иисусу Христу. Не следует прерываться на полуслове, отвлекаться на разговоры с кем-либо. Нехорошо, если в это время в доме будет лаять собака. Нужно заранее позаботиться о тишине и животных убрать.

Помните! Вашим языком умирающий говорит с Богом!

А теперь молитвы:

Когда я, удрученный болезнью, восчувствую приближение кончины земного бытия моего: Господи, помилуй меня.

Когда бедное сердце мое при последних ударах своих будет изнывать и томиться смертными муками: Господи, помилуй меня.

Когда очи мои в последний раз орошаются слезами при мысли, что в течение моей жизни оскорблял я Тебя, Боже, грехами своими: Господи, помилуй меня.

Когда частое биение сердца станет ускорять исход души моей: Господи, помилуй меня.

Когда смертная бледность лица моего и холодеющее тело мое поразит страхом близких моих: Господи, помилуй меня.

Когда зрение мое помрачится и пресечется голос, окаменеет язык мой: Господи, помилуй меня.

Когда страшные призраки и видения станут доводить меня до отчаяния в Твоем милосердии: Господи, помилуй меня.

Когда душа моя, пораженная воспоминаниями моих преступлений и страхом суда Твоего изнеможет в борьбе со врагами моего спасения, силящимися увлечь меня в область мрака мучений: Господи, помилуй меня.

Когда смертный пот оросит меня и душа с болезненными страданиями будет отдаляться от тела: Господи, помилуй меня.

Когда смертный мрак закроет от мутного взора моего все предметы мира сего: Господи, помилуй меня.

Когда в теле моем прекратятся все ощущения, оцепенеют жилы и окаменеют мышцы мои: Господи, помилуй меня.

Когда до слуха моего не будут уже доходить людские речи и звуки земные: Господи, помилуй меня.

Когда душа предстанет лику Твоему, Боже, в ожидании Твоего назначения: Господи, помилуй меня.

Когда стану внимать праведному приговору суда Твоего, определяющего вечную участь мою: Господи, помилуй меня.

Когда тело, оставленное душою, сделается добычей червей и тления и наконец весь состав мой превратится в горсть праха: Господи, помилуй меня.

Когда трубный глас возбудит всех при Втором Твоем пришествии и раскроется книга деяний моих, Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного раба Твоего (имя). В руце Господи предаю дух мой. Аминь.

Далее надо спросить у умирающего, если он еще в сознании:

1) Всех ли он простил и примирился со всеми ли.

2) Есть ли неотпущенный тайный грех при исповеди.

3) Есть ли слово, которое хочет умирающий сказать кому-либо.

4) Обещайте донести волю умирающего до того лица, к кому обращался умирающий.

5) Спросите, чего бы он искушал или испил.

6) Дайте умирающему святой воды или яблоко (яблоко вложите в руку или положите на грудь).

7) Дайте ему поцеловать икону или же крест.

Далее следует петь от лица человека, с душой разлучающегося и не могущего говорить, и петь канон молебный Господу нашему Иисусу Христу и Пречистой Богородице при разлучении души от тела православного.

Яко по суху путешествовав Израиль по бездне стопами, гонителя фараона видя потопляема, Богу победную песню поим, вопияще.

Пресвятая Богородица, спаси нас. Каплям, подобно дождевым, злии и малые дни мои, летним обхождением оскудевшие, помалу исчезают уже, Владычица, спаси нас. Твоим благоутробием и многими щедротами Твоими, Владычица, преклоняема, естественно, в час сей ужасный предстани ми, Помощнице Непоборимая. Содержит ныне душу мою страх велик, трепет неисповедим и болезнен есть, всегда изыти ей телеси, Пречистая, Юже утеши. СЛАВА: Грешным и смиренным известное прибежище, о мне извести Твою милость, Чистая, и бесовские избави руки, яко же бо пси мнози обступиша мя. И НЫНЕ: Се время помощи, се время Твоего заступления, се, Владычице, время, о немже день и нощь припадах и молимся Тебе.

Если умирающий не сможет прочитать ее сам, то читают родные.

Господи, сердце мое трепещет. Силы мои меня покидают. Кровь в моих жилах холодеет. Отец мой, если нельзя мне задержаться здесь, если я должен прийти к Тебе, Господи, облегчи мне предстание мое. Зачти мне, Всемилостивый, веру мою. Ужасаюсь я, Господи, пощади меня. Все и всех оставлю я. И в дорогу не беру с собой ничего. И никто не сможет удержать меня, ибо Ты позвал меня к Себе, мой Отец.

За умирающего читают его родные.

Бури жизни миновали, страдания земные окончены, бессильны враги с их злобою, но сильна любовь, избавляющая от вечного мрака и спасающая всех, о ком возносится к Тебе молитва моя.

Ссылка на основную публикацию
×
×
Adblock
detector