Картины павла рыженко молитва

Картины павла рыженко молитва

«Я захотел побежать за Христом». Памяти Павла Рыженко

Павел Викторович Рыженко родился в 1970 г. в Калуге.
В 1982 г. поступил в Московскую среднюю художественную школу при институте имени Сурикова.
1988-1990 гг. – служба в армии.
В 1990 г. поступил в Российскую академию живописи, ваяния и зодчества, учился у профессора, народного художника России И.С. Глазунова.
В 1996 г. защитился дипломной картиной «Калка».
С 1997 г. – преподаватель Российской Академии живописи, ваяния и зодчества И.С. Глазунова (кафедры архитектуры, затем – реставрации, затем композиции)

Калка. 1996 г. Холст, масло.

О себе

«Каждый, а в особенности русский, человек тянется в глубинах и тайнах своего сердца к свету — Христу. Ко мне вера во Христа пришла очень поздно, но, поверив, я захотел побежать за Ним, надеясь когда-нибудь приблизиться к этому свету. Трудно мне писать об этом, нет слов, чтобы ясно изложить мысли, но о людях, ушедших и живых, которые являются носителями веры и духа Российской Империи, мне сказать необходимо. И сказать на холсте, потому что это мой долг перед великой правдой Руси. Долг не до конца сломленного жителя мегаполиса, который сквозь очертания современных домов, сквозь смог Третьего кольца видит, как вновь и вновь проступают эти строгие и любящие лики наших предков, проливавших свой пот и кровь за Христа и за каждого из нас.
Приблизившись к рубежу своей жизни, рубежу, который не смог переступить великий Пушкин, у которого остановились многие, я задаю себе вопрос вопросов: кому я служил? Именно кому, а не чему, и вообще, что есть искусство?
Надеюсь, что мои картины разбудят генетическую память моих современников, гордость за свое Отечество, а быть может, помогут зрителю найти для себя единственно правильный путь. И тогда — я буду счастлив выполненным долгом.» (павел-рыженко.рф)

Невская битва. 2010 г. Холст, масло.

Благословение Сергия. 2005 г. Холст, масло.

Великокняжеский меч. 2005 г. Холст, масло.

О генетической памяти

У каждого человека есть точка невозврата. Он проходит её и уже боли не чувствует. Допустим, пошел «погулять», пришел — сифилис получил; хлопнул один раз марихуаны, а там смотришь — уже и на «геру» сел. Совесть свою один раз придушил, а больше и не надо. Вот как сегодня из «пипла» с семечками и уже с наркотой опять сделать витязя? Очень просто — включить генетическую память. Как это сделать? Сказать правду о том, что было, и сказать: «Всё, дальше ни шагу. Ни шагу назад! Восстанавливаемся». 80% скажут: «Да пошел ты!», а 20% — нет. Эти 20% и будут солью земли русской, а 80% -исчезнут с лица земли, но эти 20% — процветут. Я так думаю. ( Богатырь духа. Газета «Завтра», 11 апреля 2013 г.)

Молитва Пересвета. 2005 г. Холст, масло.

Ослябя. 2005 г. Холст, масло.

Победа Пересвета. 2005 г. Холст, масло.

О своих картинах

«Ты на холсте говоришь зрителю: «я такое же животное, как и ты, но я это честно признаю. Давай посмотрим, как жили не животные. Давай посмотрим, как жил Донской»… Причем с трепетом. Давай попробуем себе представить, как он жил: его утро, его день, его битва, что он терял в результате этой битвы. Вот он сидит и думает: у него есть любимый сын, у него супруга, которую он обожает. Он все теряет. И что, скорее всего, так и будет и что вся надежда – на Сергия Радонежского. А теперь давайте попробуем представить, кто такой Сергий. Вот это и есть работа со своей душой. Не мои картины. Мои картины, хотелось бы надеяться, – всего лишь толчок к тому, чтобы человек сам дальше шел по лабиринту этих мыслей. И чтобы эти лабиринты выводили бы его на прямую дорогу». («Честный разговор с самим собой». Русский мир, 16 марта 2011 г.)

Александровский дворец (№2 из Триптиха «Царская Голгофа». Заточение). 2004 г. Холст, масло.

Ипатьевский дом. Расстрел (№3 из Триптиха «Царская Голгофа». Заточение-2). 2004 г. Холст, масло.

Фотография на память (№2 из Триптиха «Русский век»). 2007 г. Холст, масло.

О монархии

«Я не просто манифестирую сугубо монархические убеждения, я только Государю и служу, а как иначе? Я живу, не изменяя присяге Государю императору Николаю Александровичу». (Богатырь духа. Газета «Завтра», 11 апреля 2013 г.)

Пасха в Париже (№3 из Триптиха «Русский век»). 2007 г. Холст, масло.

Удар колокола (№1 из Триптиха «Покаяние»). 2004 г. Холст, масло.

Веночек (№2 из Триптиха «Покаяние»). 2004 г. Холст, масло.

Читать еще:  Молитва святой фекле от кожных болезней

Муравейник (№3 из Триптиха «Покаяние»). 2004 г. Холст, масло.

Зонтик. 2008 г. Холст, масло.

Об истории

«Я думаю, что актуальнее жанра исторического осмысления сейчас ничего нет. И в кино, и в литературе, и в музыке, и, естественно, в живописи.
Чтобы ответить на вопрос «как же дальше быть?», я и привожу примеры из истории. Это движение не вперед и не назад, а к душе, к своей истории. Двигаться к православной монархии, которая, на мой взгляд, является единственно честной формой, абсолютно свободной в границах закона Божьего. Мне бы хотелось в какой-то степени приоткрыть эту занавесь. Чтобы люди отодвинули ее, спокойно заглянули, но сделали это не на словах, а через видимые образы, через мои картины. Постояли перед ними, подумали. Что-то для себя лично вынесли и вернулись после просмотра выставки немного другими». (Павел Рыженко: Искусство — это лишь ступени. «Элита», 3 ноября 2005 г.)

Преподобный Серафим. 2006 г. Холст, масло.

Молитва. 2001 г. Холст, масло.

Братия. 2006 г. Холст, масло.

Сергий. 2013г. Холст, масло.

О России

«Я за Россию говорить не могу, я не пророк, не святой, я не знаю. Но я знаю одно, что если Россия не устоит в ближайшие несколько лет, то, несомненно, мир рухнет следом за ней. Он держится, конечно, не на каких-то газовых трубах, не на Западе, не на его внешней цивилизации несомненной, а на глубоком благочестии, которое есть в каких-то отдельных русских людях, молящихся и делающих еще очень важные дела. Очень важные дела для того, чтобы этот мир не рухнул. (Богатырь духа. Газета «Завтра», 11 апреля 2013 г.)».

Афон (Есаул). 2008 г. Холст, масло.

Валаам. 2001 г. Холст, масло.

Страшный суд. 2007 г. Холст, масло.

Битва под Москвой. 1941 год. 2011 г. Холст, масло, предметный план.

Реквием. 2011 г. Холст, масло.

Реквием-2. 2011 г. Холст, масло.

Стоход. Последний бой Лейб-Гвардии Преображенского полка.
2013 г. Холст, масло.

Госпиталь. 2013 г. Холст, масло.

Брусиловский прорыв. 2013 г. Холст, масло.

За Веру, Царя и Отечество. 1905 год. (Забытая война).2013 г. Холст, масло.

По материалам сайта павел-рыженко.рф

Древняя Русь

Иоанн Богослов

Константин Великий

Выбор веры

Святослав. Цимисхий

Святослав. Последний бой на порогах Днепра

Калка

Невская битва

Сартак

Александр Невский

Великокняжеский меч

Благословение Сергия

Благословение Сергия (вариант 2)

Молитва Пересвета

Ослябя

Победа Пересвета

Поле Куликово

Сергий

Безмолвие

Стояние на костях

Молитва

Царево молчание

Царский указ. Малюта Скуратов

Тайна царева. Царь Фёдор Иоаннович

Смутное время

Царь Алексей Михайлович (Тишайший)

Искусство

Популярные статьи

Вехи истории. Павел Рыженко.

Рыженко Павел Викторович (1970, Калуга, РСФСР — 16 июля 2014, Москва) — российский живописец, представитель «классического русского реализма», мастер исторической картины.Заслуженный художник Российской Федерации.

“Молитва”

“Калка”

1996 г. Холст, масло. 175 cм Х 375 cм.

События, изображенные на полотне, относятся к XIII веку, когда из-за раздробленности, непреклонной гордыни и тщеславия русских князей под предводительством Мстислава Удалого была разбита по частям русская рать, а оставленные в живых раненые воины были брошены азиатами-язычниками под настилы для пирующих.

“Невская битва”

Невская битва произошла 15 июля 1240 на реке Неве между Новгородским ополчением под командованием князя Новгородского Александра Ярославича и численно превосходящими шведскими завоевателями. Александр Ярославич за победу и личную храбрость в бою получил почётное имя «Невский». Одержав победу над шведами, русские войска остановили их продвижение на Ладогу и Новгород и тем самым

“Поле Куликово”

2005 г. Холст, масло. 150 cм Х 230 cм.

Все знают, что была Куликовская битва. А тех, которые не знают или не верят, и убеждать не стоит. Все, или почти все, знают, что решил исход сечи удар Засадного полка, возглавляли который Владимир Серпуховской и воевода Боброк Волынский. Но все ли знают, что победа на любом поле брани — это принесение в жертву самого дорогого — даже не собственной жизни. В картине на переднем плане я поставляю отца и умирающего у него на руках сына-богатыря, в расцвете сил отходящего к Богу, с радостью исполненного долга. Что же делать на земле отцу, который в последний раз нянчит своего кровинушку? Вот тут и начинается для отца Поле Куликово длиною во всю оставшуюся жизнь. Битва за бессмертную душу сына и за душу свою собственную.

“Ослябя”

2005 г. Холст, масло. 150 cм Х 160 cм.

Тихое утро, пронизанное лучами теплого солнца, цветущие яблони, за спиной монаха виднеются ульи. Но главное в этой маленькой картине — то, что монаха зовут Ослябя. И готовится этот монах не белить стволы, а отдать свою жизнь — за Христа и за всех любимых им людей русских, в том числе и за нас с вами. Облокотился он тяжелой своей рукой о дерево и задумался. Вся жизнь прошла перед мысленным взором. Он, Ослябя, готов. Он — воин Христов — все же побелит свои яблони, а потом, взяв меч, устремится в самый ад Куликовской битвы, чтобы бить врагов Божиих и укладывать их трупы снопами, а потом самому быть изрубленным со своим великим собратом Пересветом.

Читать еще:  Молитва за несправедливо обиженных

“Победа Пересвета”

2005 г. Холст, масло. 170 cм Х 210 cм.

Пересвет победил Челубея. Но почему он победил лучшего поединщика во всей Азии, которому, как святому, до сих пор молятся в Тибете? На этот вопрос можно дать множество ответов, но самый правильный, по-моему, таков. Он, Пересвет, схимонах Александр, вживе еще в Лавре отпетый преподобным Сергием, ехал на поле Куликово мертвым для всего, кроме любви. Он любил, этот гигант-младенец. Он был послушен своему авве Сергию, который едва достигал плеча своего чада. Он не замечал трудностей месячного похода — он ждал. Ждал своего мига и дождался. Увидеть бы хоть издали этот миг торжества! Нет, не тот, что изображен на картине, а реальный. Духовный.
Может быть, зритель увидит в моей картине то, что я не смог передать на холсте, и тогда цель труда моего будет достигнута.

“Прощание с конвоем” (№1 из Триптиха «Царская Голгофа»)

2004г. Холст, масло. 180 cм Х 280 cм

Триптих «Царская Голгофа».
Может ли человек, в ослеплении злобой убивший своего отца, быть счастлив, пребывая в мире и благоденствии? Весь народ наш, к которому я и себя причисляю, до сих пор в огромной своей массе причастен к греху отцеубийства. Но убит был не только отец народа — царь, убиты были и его невинные дети, и жена-императрица. Сейчас, когда открыта и доступна правда об истоках нашей сегодняшней беды — цареубийстве, нельзя отделаться неведением.
Мы страдаем, но почему же не идем к покаянию, не просим прощения? Ведь за прощением следует исправление нашей жизни.
Также страдал и апостол Петр, предавший Христа. Уже прощенный им, он не простил себя сам и при утреннем крике петуха безутешно рыдал над собой.
Этот наш грех – как загнанная вглубь болезнь, его нельзя забыть, а нужно честно признать и постараться искупить с Христовой помощью.

“Александровский дворец” (№2 из Триптиха «Царская Голгофа». Заточение)

2004 г. Холст, масло. 180 cм Х 280 cм.

“Ипатьевский дом. Расстрел” (№3 из Триптиха «Царская Голгофа». Заточение-2)

2004 г. Холст, масло. 180 cм Х 280 cм.

Картины павла рыженко молитва

Святая Русь Павла Рыженко

Недавно в одной из книжных лавок Троице-Сергивой Лавре я встретил репродукции картин Павла Рыженко. Суровая и прекрасная, былинная Святая Русь на полотнах этого художника. На первый взгляд — это традиции Васнецова в современной интерпретации. Сказка обрела реалистичность, свойственную современному искусству. Трагические страницы русской истории, герои, идущие на смерть. Подвиг и поражение. Святость и жестокость.

Павел Рыженко «Благословение Сергия»

Преподобный Сергий благословляет Димитрия Ивановича Донского на Куликовскую битву. Какая трудная тема для картины после уже написанных до тебя полотен! Очень хотелось изобразить суть. Только суть и ничего более. Мне показалось, что преподобный просто собрал этих суровых обветренных людей, идущих на смерть, и обнял их сердцем своим. И так это было тепло и тихо, словно победа уже свершилась и все вернулись живыми… Словно не предстоит ему, Сергию, за литургией вслух называть имена героев в этот миг уходящих в Рай с дымящегося кровью поля Куликова.

И тихо шепчет Сергий Димитрию, но еще не Донскому: «Ты победишь!».

Павле Рыженко «Невская битва»

Невская битва произошла 15 июля 1240 на реке Неве между Новгородским ополчением под командованием князя Новгородского Александра Ярославича и численно превосходящими шведскими завоевателями. Александр Ярославич за победу и личную храбрость в бою получил почётное имя «Невский». Одержав победу над шведами, русские войска остановили их продвижение на Ладогу и Новгород и тем самым предупредили опасность скоординированных действий Швеции и Ливонского Ордена против Руси.

Князь Александр Невский причислен к лику святых Русской православной церковью в лике благоверных при митрополите Макарии на Московском Соборе 1547 года

Павел Рыженко «Ослябя»

Тихое утро, пронизанное лучами теплого солнца, цветущие яблони, за спиной монаха виднеются ульи. Но главное в этой маленькой картине — то, что монаха зовут Ослябя.

И готовится этот монах не белить стволы, а отдать свою жизнь — за Христа и за всех любимых им людей русских, в том числе и за нас с вами.

Облокотился он тяжелой своей рукой о дерево и задумался. Вся жизнь прошла перед мысленным взором. Он, Ослябя, готов. Он — воин Христов — все же побелит свои яблони, а потом, взяв меч, устремится в самый ад Куликовской битвы, чтобы бить врагов Божиих и укладывать их трупы снопами, а потом самому быть изрубленным со своим великим собратом Пересветом.

Читать еще:  Молитва о помощи детям в спорте

Павел Рыженко «Молитва Пересвета»

Сергий Радонежский благословил Пересвета на Куликовскую битву. Другое название картины – «Молитва перед боем».

Здесь самое главное – глаза Пересавета, его взгляд. Ради этого я и писал картину. Тут вряд ли нужно что-либо долго объяснять.

Я не хотел искусственно создавать какую-то особую атмосферу, чтобы передать настроение непередаваемого мира этого святого. Вот он помолился перед рождением в Вечность. Надломил краюху хлеба. Вот мимо прошуршал ежик… Все это — Россия. Писал, как чувствовал, — что получилось, решать не мне, но это не главное. Главное, чтобы у каждого произошла своя встреча в глубине сердца с Пересветом и с самим собой.

Павел Рыженко «Тишайший»

Царь Алексей Михайлович Тишайший, отец первого русского императора Петра I — последний государь так называемого «допетровского» времени. Принято считать это время темным, невежественным, а Государей — почти сказочными старичками-бородачами. Но не таковыми были они в действительности.

Не суетливость, выдаваемая за избыточную деловитость, а молитвенный покой и сила были присущи этим великанам духа.

Это были не избираемые толпой и деньгами, а поставляемые Богом помазанники. Недаром Алексей Михайлович был назван народом Тишайшим. В этом именовании чувствуется и сыновняя любовь, и признание могучести служения царского, которое, как и всякая истинная сила, всегда тиха как океан.

Павел Рыженко «фотография на память»

Триптих «Русский Век»

Это произведение, состоящее из трех картин, объединено общей мыслью и чувством — утраты, прощения и светлой печали по великой Русской Семье во главе с Государем Императором, помазанным на царство во имя Христово.

Помазанным — то есть имевшим от Бога право судить и защищать свой, вверенный ему, народ .

Это картины о русском офицерстве, прошедшем свой путь на Голгофу, — от Бородинских торжеств (на центральной картине «Фотография на память») до похорон погон в надежде отрыть их когда-нибудь и послужить еще России («Царские погоны») и, наконец, до холодной каптерки завода «Рено» во Франции, где русские офицеры празднуют Православную Пасху вдали от Родины.

Павел Рыженко «Удар колокола»

Удар колокола (№1 Триптих «Покаяние»)

Одинок человек в мире. Не радует его никакая земная радость, никакая слава или власть. Но свободен и величествен он становится, когда подчиняет свои желания единой любви ко Единому Христу. И тогда, встретившись с Ним, человек все забывает и только плачет, и слезы его не душат, а омывают душу.

Павел Рыженко «Муравейник»

Муравейник (№3 Триптих «Покаяние»)

Триптих «Покаяние» о судьбе большевика, который из простого солдата революции становится комдивом, а из комдива — через горе утрат и переосмысление своей жизни — иноком-старцем.

Первый раз дрогнула его душа, когда он случайно задел веревку, тянущуюся к колоколу («Удар колокола»). Второй раз – перед крестом над могилкой жены, после кровавой победы над своими братьями в гражданскую («Веночек»). И вот, наконец, итог: приостановился в тяжелых раздумьях, присел старец у муравейника. С грустью взглянул он на свою жизнь, тихо вздохнул в надежде на прощение…

Павел Рыженко «Прощание с конвоем»

Прощание с конвоем (№1 Триптих «Царская Голгофа»)
Может ли человек, в ослеплении злобой убивший своего отца, быть счастлив, пребывая в мире и благоденствии? Весь народ наш, к которому я и себя причисляю, до сих пор в огромной своей массе причастен к греху отцеубийства. Но убит был не только отец народа — царь, убиты были и его невинные дети, и жена-императрица. Сейчас, когда открыта и доступна правда об истоках нашей сегодняшней беды — цареубийстве, нельзя отделаться неведением.

Павел Рыженко «Александровский дворец»

Александровский сад. Заточение (№2 Триптих «Царская Голгофа»)
Мы страдаем, но почему же не идем к покаянию, не просим прощения? Ведь за прощением следует исправление нашей жизни.

Также страдал и апостол Петр, предавший Христа. Уже прощенный им, он не простил себя сам и при утреннем крике петуха безутешно рыдал над собой.

Павел Рыженко «Ипатьевский дом. Расстрел»

Ипатьевский дом. Расстрел. (№3 Триптих «Царская Голгофа»)

Этот наш грех – как загнанная вглубь болезнь, его нельзя забыть, а нужно честно признать и постараться искупить с Христовой помощью.

Ссылка на основную публикацию