Молитва алтарник перед облачением в стихарь

Молитва алтарник перед облачением в стихарь

Символ Веры

Облачение перед Литургией

1/Temp/moz-screenshot.png” />1/Temp/moz-screenshot-1.png” />

Облачение священнослужителей перед Литургией происходит торжественнее, чем перед другими службами. Обычно священник благословляет свои богослужебные одежды (чаще всего: епитрахиль, фелонь и поручи) и возлагает на себя без чтения специальных молитв. Перед Литургией священник облачается во все присвоенные его чину одежды, причем над каждой он читает соответствующую молитву, составленную из текстов Священного Писания. Нелишним является заметить, что во все одежды священник облачается еще в следующих случаях: 1) на пасхальную заутреню, как указано, “во весь светлейший сан;” 2) на пасхальную вечерню, 3) на вечерню Великой Пятницы, перед выносом Плащаницы и на трех утренях в году (1-го августа, 14-го сентября и Крестопоклонной недели) перед выносом Честного Креста. Но молитвы тогда все же не читаются, разве только перед облачением на заутреню, так как это же бывает и облачением на Литургию, которая следует непосредственно за утреней.

Это облачение происходит торжественнее, чем перед всеми другими
службами, ибо сопровождается чтением особых молитв над каждой одеждой.
В то время, как обычно священник лишь благословляет свои одежды и притом
надевает на себя только одну епитрахиль и поручи, а в более
торжественные моменты еще фелонь, перед литургией он облачается в
полное облачение, состоящее из:

1.подризника,
2.епитрахили,
3.пояса,
4.поручей,
5.фелони,
а если он награжден 6.набедренником и 7.палицей, то надевает и их.

В полное облачение священник облачается еще: 1. на Пасхальную заутреню
(“во весь светлейший сан”), как сказано в Триоди Цветной, 2. на вечерню
в первый день Пасхи, 3. на вечерню Великого пятка и 4. на трех утренях
в году перед выносом креста: на Воздвижение Креста Господня 14
сентября, на Происхождение честных древ 1 августа и в неделю
Крестопоклонную.
Но во всех этих случаях священник только
благословляет одежды и возлагает их на себя молча. Перед литургией же
он на каждую одежду произносит особые молитвенные слова, указанные в
служебнике (служебник – это книга, в которой излагаются неизменяемые
части ежедневного богослужения, причем именно то, что должны
произносить и делать священники и диаконы. Служебник содержит в себе
последование вечерни, утрени, литургии св. Иоанна Златоуста, литургии
св. Василия Великого, литургии Преждеосвященных Даров и дополнительные
отделы)

Почему и зачем так?

чтобы отделиться не
только от других людей, но и от самих себя, ничего не напомнить в себе
другим похожего на человека, занимающегося обыкновенными житейскими
делами.

И произнося:
“Боже! Очисти мя грешнаго и помилуй мя!”

священник и диакон берут в руки одежды.

Сначала облачается диакон: испросив благословение у иерея, надевает стихарь
блистающего цвета, во знаменование светоносной ангельской одежды и в
напоминание непорочной чистоты сердца, какая должна быть неразлучна с
саном священства, произнося при надевании его:

Возрадуется
душа моя о Господе, облече бо мя в ризу спасения, и одеждею веселия
одея мя, яко жениху возложи ми венец, и яко невесту, украси мя красотою
“.

(Т.е., “Возрадуется
душа моя о Господе, ибо он облек меня в ризу спасения, и одеждою
веселия одел меня, как на жениха возложил на меня венец, и как невесту
украсил меня украшениями
“).

Затем берёт, поцеловав, “орарь
– узкое длинное лентие, принадлежность диаконского звания, которым
подаёт он знак к начинанию всякого действия церковного, воздвигая народ
к молению, певцов к пению, священника к священнодействию, себя к
ангельской быстроте и готовности во служении.
Ибо звание диакона,
что звание ангела на небесах, и самым сим на него воздетым тонким
лентием, развевающимся как бы в подобие воздушного крыла, и быстрым
хождением своим по церкви изобразует он, по слову Златоустаго,
ангельское летание. Лентие это он, поцеловав, набрасывает себе на плечо.

После этого диакон одевает “поручи” (или нарукавницы), думая в этот момент о всетворящей, содействующей силе Божией; одевая правую, он говорит:

Десница
Твоя, Господи, прославися в крепости: десная Твоя рука, Господи,
сокруши враги, и множеством славы Твоея стерл еси супостаты
“.

(Т.е., “Правая
рука Твоя, Господи, прославилась силою: правая рука Твоя, Господи,
сокрушила врагов, и множеством Твоей славы уничтожила противников
“).

Одевая
левую, думает о самом себе как о творении рук Божьих и молит у Него же,
его сотворившего, да руководит его свышним Своим руководством, говоря
так:

Руце Твои сотвористе мя и создасте мя: вразуми мя, и научуся заповедем Твоим“.

(Т.е., “Руки Твои сотворили меня и создали меня: вразуми меня и я научусь Твоим заповедям”).

Священник облачается таким же образом.
В начале благословляет и надевает стихарь (подризник), сопровождая это теми словами, какими сопровождал и диакон;
но,
вслед за стихарём, надевает уже не простой одноплечный орарь, но
двухплечный, который, покрыв оба плеча и обняв шею, соединяется обоими
концами на груди его вместе и сходит в соединённом виде до самого низа
его одежды, знаменуя этим соединение в его должности двух должностей —
иерейской и диаконской. И называется он уже не орарём, а “епитрахилью“.
Надевание епитрахили знаменует излияние благодати на священника и
поэтому сопровождается это величественными словами Писания:

Благословен
Бог изливаяй благодать Свою на священники Своя яко миро на главе,
сходящее на браду, браду Аароню, сходящее на ометы одежды его
“.

(Т.е., “Благословен
Бог, изливающий благодать Свою на Своих священников, как миро на
голову, стекающее на бороду, бороду Аарона, стекающее на края одежды его
“).

Затем надевает поручи с теми же словами, что говорил и диакон, и опоясывает себя поясом
поверх подризника и епитрахили, чтобы не препятствовала ширина одежды в
совершении священнодействий и чтобы этим выразить готовность свою, ибо
препоясывается человек, готовясь в дорогу, приступая к делу и подвигу:
препоясывается и священник, собираясь в дорогу небесного служения, и
смотрит на пояс свой, как на крепость силы Божией, его укрепляющей, для
чего и произносит:

Благословен Бог препоясуяй мя силою, и положи непорочен путь мой, совершаяй нозе мои яко елени, и на высоких поставляяй мя“.

(Т.е., “Благословен
Бог, дающий мне силу, сделавший путь мой непорочным и мои ноги быстрее
оленьих и поднявший меня на вершину. /Т.е. к Престолу Божьему/
“).

Наконец, надевает иерей “ризу” или “фелонь“, верхнюю всепокрывающую одежду, знаменующую всепокрывающую правду Господню со словами:

Священницы
Твои, Господи, облекутся в правду, и преподобнии Твои радостию
возрадуются всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь
“.

(Т.е., “Священники
Твои, Господи, оденутся в праведность, и святые Твои радостью
возрадуются всегда, теперь и постоянно, и во веки веков. Истинно так
“.)

Иодетый таким образом в орудия Божии, священник предстоит уже иным
человеком: каков он ни есть сам по себе, как бы ни мало был достоин
своего звания, но глядят на него все стоящие во храме, как на орудие
Божие, которым управляет Дух Святый.

Священник и диакон оба омывают руки, сопровождая сие чтением 25-го псалма, от 6 до 12 стиха:

Умыю в неповинных руце мои, и обыду жертвенник Твой” и пр.

Сделав по три поклона перед жертвенником, в сопровождении слов:

Боже! Очисти мя грешнаго и помилуй мя” и пр.,

священник
и диакон поднимаются омытые, усветлённые, подобно сияющей одежде своей,
ничего не напоминая в себе подобного другим людям, но уподобляясь
скорее сияющим видениям, чем людям
.

Алтарник

Алтарник (чтец, пономарь) – именование мужчины-мирянина, помогающего священнослужителям в алтаре во время богослужения. Термин возник в середине XX века; прежде прислуживавших в алтаре называли пономарями.

В настоящее время в обязанности алтарника может входить:
— замена иконы праздника в храме,
— возжигание лампад в алтаре и на иконостасе,
— при необходимости – чтение на богослужении,
— принесение в алтарь просфор, вина, воды, ладана,
— подготовка кадила,
— подготовка облачения священников и диаконов,
— подавание плата для отирания уст во время причащения,
— помощь священнику при совершении таинств и треб,
— функции звонаря,
— уборка в алтаре.

На эту должность настоятелем выбираются мужчины-миряне, обладающие высокими нравственными качествами, исполненные благоговения. Служение алтарником обязательно проходят в качестве послушания все те, кто решил посвятить себя священству.

Алтарник как прообраз Ангела

Алтарник несет на себе три приходских послушания: чтеца, пономаря и параекклесиарха. Как чтец – он участвует в богослужении, донося до церковного народа слова молитв и поучений (в том числе и тексты Священного Писания). Как пономарь – совершает положенные ему уставом священнодействия (входы со свечами и т.п.) и помогает (как бы сослужит) священнослужителям. Как параекклесиарх – алтарник следит за порядком в храме во время богослужения, приготовляет помещение храма и церковную утварь к службе и убирается после, готовит вещество Таинств (хлеб, вино, масло и т.п.).

Важность служения алтарника накладывает особую ответственность на людей, несущих это послушание. Во-первых, алтарник должен быть человеком высокой духовной жизни, т.к. без внутреннего молитвенного делания и без борьбы с собственными страстями невозможно нести службу (прислуживать) у Престола Божия. Особо алтарник должен воспитывать в себе добродетели смирения, рассудительности, внимательности, трудолюбия и ответственности (не только за себя, но и за своих собратьев). Во-вторых, алтарник должен быть церковно грамотен: знать устав богослужения, церковнославянский язык, вероучение Православной Церкви, и должен постоянно повышать свое христианское образование. В-третьих, алтарник должен быть предельно строг в отношении к себе. Это касается не только внутренней жизни души, но и внешнего облика церковнослужителя. Алтарник должен вести себя в обращении с людьми кротко и степенно. Внешний вид его должен быть всегда опрятен (чистые волосы, не мятая одежда; однотонная рубашка, черные брюки и черные начищенные ботинки). Речь алтарника должна быть спокойной, вежливой и убедительной.

Часто в современной приходской жизни можно встретить пренебрежительное отношение к служению алтарника. Однако Предание Церкви свидетельствует нам о том, что алтарник, подобно прочим служителям Алтаря, являет собой и своим послушанием образ горнего мира – образ Царства Божия, прообразуя собою Ангелов, сослужит Христу Спасителю в деле спасения людей (местной церковной общины) от греха и смерти.

Читать еще:  Молитва вдовицы за супруга ежедневная на русском языке

иеромонах Иероним (Зуб)

Обязанности алтарников за литургией, при отсутствии диакона

1) Затеплить лампады . Приготовить вино . Перед тем как налить вино в кувшин надо обязательно попробовать его, не скисло ли оно, нет ли каких-нибудь посторонних привкусов, идеально наливать вино с вечера. Приготовить воду для проскомидии, небольшое количество, так чтобы в корчаге было только покрыто дно, вода должна быть самая обычная, не освященная, не остатки теплоты с прошлой литургии. Принести записки в алтарь. Читать поминания по благословению священника во время проскомидии и в свободные промежутки времени до Херувимской.

2) Подать кадило в конце проскомидии по указанию священника (Сначала поднять его правой рукой, левая рука держит нижнюю чашку, так чтобы верхняя часть не мешала держать покровец над кадилом. Затем отпустить нижнюю чашку для каждения большого покровца). Нарезать антидор .

3) Когда начинается каждение — открыть завесу царских врат . (Закрыть её после Великого входа). Перед началом литургии включить паникадило .

4) Малый вход. Во время возгласа священника «Яко благ и Человеколюбец Бог еси, и Тебе славу возсылаем…» перед началом пения 3 антифона (обычно – «Блаженны») зажигается пономарская свеча на горнем месте. Алтарник становится рядом с ней. Начало Малого входа обычно происходит во время пения «Блаженни милостивии», (если поются тропари на «блаженны», то на «Славу») алтарник синхронно крестится со священником, кланяется ему, после того, как св-к направится от престола к горнему месту, подойти со свечой к двери, когда священник пройдет горнее место открыть северные врата и выйти. После благословения священника на вход алтарник входит в южные врата, ставит свечу обратно на горнее место, крестится и кланяется священнику, тушит свечу.

5) Чтение Апостола . Во время пения Трисвятого, держа Апостол перед собой вертикально, взять благословение со словами: «Благослови владыко святый Апостол прочести» и выйти.
6) Во время чтения Апостола (если один алтарник – то перед этим) подать кадило .
7) Во время пения Аллилуария вынести свечу на амвон.
Если один алтарник, то после Малого входа он не заносит свечу в алтарь, а оставляет горящей перед иконой Спасителя. По прочтении Аллилуария свеча ставится перед амвоном.
По прочтении Св. Евангелия свеча заносится в алтарь и гасится.
8) Во время произношения сугубой и заупокойной ектений распределить заказные поминания между служащими священнослужителями.
8а) Подать кадило , если есть заупокойная ектенья. Священник, читая ектенью, совершает каждение престола, стоя спиной к открытым царским вратам.

9) Великий вход.
9а) По прочтении священником тайной молитвы «Никто же достоин..», подать кадило для каждения алтаря и иконостаса.
Пока св-к кадит иконостас на солее — зажечь свечу . По окончании каждения забрать кадило .
9б) По третьем прочтении священником «Иже херувимы» подойти к жертвеннику с кадилом . Подать его священнику. Если алтарник один, то забрать кадило в правую руку, в левую взять свечу – выходим на солею, встать перед амвоном. Как только св-к ставит Дары на престол – войти в алтарь.
9в) Тут же поставить и погасить свечу, и подать кадило высоко для каждения покрова.

10) Возглас «Возлюбим друг друга» — подойти к завесе для её открытия. На возгласе «Двери, двери…» открыть завесу .
11) Во время пения «Символа веры» кипятится чайник .
12) При пении: «Тебе поем…» (после освящения св. Даров) после земного поклона подать св-ку кадило для каждения Святых Даров.

13) На возгласе «Вонмем! Святая святым» закрыть завесу
14) Сразу же поднести на подносе чайник с кипятком св-ку (чайник предварительно ополоснуть кипятком).
14б) Сразу же поставить свечу перед Царскими вратами.

15) По окончании пения причастна читать молитвы ко Св. Причащению.
16) Открыть завесу по указанию священника.
17) Переставить свечу к иконе Спасителя.
18) Держать плат и вытирать уста причастникам. В случае попадания Св. Даров на плат не допустить их падения на пол.
19) После причащения мирян подать кадило для каждения престола, а потом жертвенника.
20) Зажечь свечу на жертвеннике.
21) Забрать кадило и подать его снова священнику перед жертвенником.
22) Унести свечу с амвона в алтарь после возгласа: «Всегда, ныне и присно…» перед переносом Св. Даров.
23) Раздать антидор.
24) Читать благодарственные молитвы.
25) Подать св-ку чайник с теплой водой для замывки Чаши.

Порядок чтения Апостола

Иерей: Вонмем. Мир всем.

Чтец: И духови твоему.

Чтец: Прокимен, глас (.). Прокимен целиком.

Чтец: Прокимен (1 часть – до запятой).

Хор: 2-ю часть прокимна.

(Если есть второй прокимен, то вместо этого Прокимен, глас (.). Прокимен целиком. Хор: прокимен).

Чтец: ……….. *чтение. (Деяния святых апостол чтение (Или: Соборнаго послания Петрова [или: Иоаннова, причем не принято говорить, какое это посланиепервое, или второе, или третье] чтение. Или: К римляном [К коринфяном; К галатом; К Тимофею и т.п.] послания святаго апостола Павла чтение.))

Чтец читает Апостол… (Начинает медленным низким голосом, повышая тон, если два чтения, то первое чтение законичается понижением тона и далее снова тон повышается)

Иерей: Мир ти, чтущему.

Чтец: И духови твоему.

Если диакон будет читать с амвона Евангелие, то отойти немного вправо.

Если одно чтение, то

Чтец: Аллилуйя (3 раза).

Хор поет “Аллилуйя” трижды на указанный глас.

Чтец: 1-й стих аллилуиария.

Чтец: — 2-й стих аллилуиария,.

Если два чтения, то

Чтец: Аллилуйя (3 раза) и сразу 1-й стих аллилуиария.

Чтец : — 2-й стих аллилуиария.

Чтец: 1-й стих второго аллилуиария.

В храмах, где поют знаменным распевом вместо Аллилуйя (3 раза) нередко произносят Аллилуйя глас (.)

Недопустимо делать ошибки при чтении молитв, ударения в словах должны быть расставлены правильно. Также чтец должен сам хорошо понимать смысл читаемого, правильно делать логические ударения, остановки на знаках препинания и т.п. Чтение должно быть речитативное, без выкрикиваний, монотонное, без скачков, которые режут ухо. При недостатке опыта необходимо просмотреть текст молитв заранее, а текст Апостольских чтений, прокимны, аллилуиарии должны быть просмотрены заранее в любом случае.

Свечу затепляют огарком другой свечи. Когда ставят или уносят свечу с горнего места, то перед этим крестятся и кланяются горнему месту и кланяются престолу.

Как подавать священнику кадило. Правой рукой держать за кольцо, левой вытянуть цепочку крышки и обхватить все цепочки.

Определение апостольких зачал и чтение прокимнов, аллилуариев, тропарей, кондаков

Если 2 тропаря на часах, то: тропарь 1-й — Слава .. – тропарь 2-й – И ныне.
Кондак всегда читается один. На 3-м часе первый, на 6-м второй.
Если 2 прокимна, то: прокимен, глас… (1-й прокимен) – стих – прокимен глас… (2-й прокимен).

Определение зачала Апостольского чтения, прокимна и аллилуария.

  1. Открываем главу «Сборник 12 месяцев» (непереходящий календарь). Зачала в Апостоле сквозные (с начала до конца). Если на этот день нет праздника с чтением, то п.2.
  2. Глава «Прокимны … дневные» (по дням недели). Выбираем соответствующий день.
  3. В воскресенье. Глава «Прокимны … литургийные осьми гласов».
  4. Если хотим помянуть местночтимого святого, то глава «Прокимны … общии святым».
  5. Во время Пасхального цикла используем «Сказание о антифонах и прокименах» (переходящий календарь).

В процессе чтения Апостола постепенно повышаем голос, заканчиваем на 3 ноты.
Если 2 апостольских чтения (праздника и святого), то по окончании первого голос понижается. Без объявления сразу читаем второе чтение с той же низкой ноты. Далее, как одно чтение.

Правила поведения алтарников

Перед входом в храм необходимо выключить мобильный телефон.

Войдя в святой алтарь, алтарник должен сделать с благоговением три земных поклона перед святым престолом, перекреститься с поклоном в сторону Горнего Места и подойти за благословением к старшему по чину священнослужителю.
В субботу, в воскресенье и в праздничные дни, по предписанию Типикона, положено совершать только поясные поклоны.

Перед облачением в стихарь необходимо испросить благословение на надевание стихаря у служащего священника или у епископа (если в процессе службы необходимо будет снять стихарь, то на повторное облачение брать благословение уже не требуется).

В обязанности алтарника входит наблюдение за семисвечником, лампадами и алтарными подсвечниками, кроме тех, которые стоят на престоле. За последними смотрят священнослужители. Ставить на престол и снимать с него лампады и подсвечники лицам, не имеющим священного сана, не разрешается. Кроме того, алтарник должен внимательно следить за кадилом, чтобы в нужный момент в нем горел уголь.

Алтарник должен подавать кадило служащему диакону с правой стороны святого престола.

Проходя через горнее место, положено совершать крестное знамение. Перед тем, как подать кадило диакону, алтарник должен вместе с ним перекреститься в сторону иконы горнего места и поклониться служащему священнику. Брать кадило у диакона рекомендуется на том же месте и с такими же действиями, какие положено делать перед подаванием кадила.

Нужно стараться как можно меньше ходить по алтарю. Разговоры и смех в алтаре недопустимы. Разрешается лишь шепотом, спокойно, сказать что-то, касающееся богослужения. Во время Евхаристического канона, херувимской песни и чтения Евангелия не должно быть посторонних действий и речи, кроме молитв.

Касаться престола и жертвенника, проходить перед престолом (между ним и царскими вратами), входить/выходить через Царские врата строго запрещено.

Продукты питания (а тем более, животного происхождения) в алтаре воспрещены.

В Богослужебных книгах пометок желательно не делать

При любых видах кровотечения алтарник обязан сразу же покинуть алтарь.

Как держать плат при причащении

Во время причастия мирян, алтарник может быть приглашён священником держать плат и отирать уста причастникам. Это послушание следует исполнять на пределе внимания и осторожности. Важно следить за тем, чтобы причастники:
— держали руки на груди крестом;
— ни в коем случае не крестились перед Чашей;
— дети сразу проглатывали Святые Дары.
Следует держать плат широко (полностью развёрнутым) и быть готовым к тому, что ребёнок или взрослый совершит резкое движение или даже кашленёт.

Если младенец на руках у родителей, то они должны положить его головой к своей правой руке. Алтарнику иногда имеет смысл придержать ручки младенца.

Молитва алтарника. Рассказ

В Рождественский сочельник после чтения Царских часов протодиакон сетовал:

– Что за наваждение в этом году? Ни снежинки. Как подумаю, завтра Рождество, а снега нет, – никакого праздничного настроения.

– Правда твоя, – поддакивал ему настоятель собора, – в космос летают, вот небо и издырявили, вся погода перемешалась. То ли зима, то ли еще чего, не поймешь.

Читать еще:  Молитва иоанну крестителю предтече

Алтарник Валерка, внимательно слушавший этот разговор, робко вставил предложение:

– А вы бы, отцы честные, помолились, чтобы Господь дал нам снежку немножко.

Настоятель и протодиакон с недоумением воззрились на всегда тихого и безмолвного Валерия: с чего это он, мол, осмелел? Тот сразу заробел:

– Простите, отцы, это я так просто подумал, – и быстро юркнул в “пономарку”.

Настоятель повертел ему вслед пальцем у виска. А протодиакон хохотнул:

– Ну Валерка чудак, думает, что на небесах, как дом быта: пришел, заказал и получил, что тебе надо.

После ухода домой настоятеля и протодиакона Валерка, выйдя из алтаря, направился в собор к иконе Божией Матери “Скоропослушница”. С самого раннего детства, сколько он себя помнит, его бабушка всегда стояла здесь и ухаживала за этой иконой во время службы. Протирала ее, чистила подсвечник, стоящий перед ней. Валерка всегда был с бабушкой рядом. Бабушка внука одного дома не оставляла, идет на службу – и его за собой тащит. Валерка рано лишился родителей, и поэтому его воспитывала бабушка. Отец Валерки был законченный алкоголик, избивал частенько свою жену. Бил ее, даже когда была беременна Валеркой. Вот и родился он недоношенный, с явными признаками умственного расстройства. В очередном пьяном угаре Валеркин папа ударил его мать о радиатор головой так сильно, что она отдала Богу душу. Из тюрьмы отец уже не вернулся. Так и остался Валерка на руках у бабушки. Кое-как он окончил восемь классов в спецшколе для умственно отсталых, но главной школой для него были бабушкины молитвы и соборные службы. Бабушка умерла, когда ему исполнилось девятнадцать лет. Настоятель пожалел его – куда он, такой убогий? – и разрешил жить при храме в сторожке, а чтобы хлеб даром не ел, ввел в алтарь подавать кадило. За тихий и боязливый нрав протодиакон дал ему прозвище Трепетная Лань. Так его и называли, посмеиваясь частенько над наивными чудачествами и беcтолковостью. Правда, что касается богослужения, беcтолковым его назвать было никак нельзя. Что и за чем следует, он знал наизусть лучше некоторых клириков. Протодиакон не раз удивлялся: “Валерка наш – блаженный, в жизни ничего не смыслит, а в уставе прямо дока какой!”

Подойдя к иконе “Скоропослушница”, Валерий затеплил свечу и установил ее на подсвечник. Служба уже закончилась, и огромный собор был пуст, только две уборщицы намывали полы к вечерней службе. Валерка, встав на колени перед иконой, опасливо оглянулся на них.

Одна из уборщиц, увидев, как он ставит свечу, с раздражением сказала другой:

– Нюрка, ты посмотри только, опять этот ненормальный подсвечник нам воском зальет, а я ведь только его начистила к вечерней службе! Сколько ему ни говори, чтобы между службами не зажигал свечей, он опять за свое! А староста меня ругать будет, что подсвечник нечищеный. Пойду пугану эту Трепетную Лань.

– Да оставь ты парня, пущай молится.

– А что, он тут один такой? Мы тоже молимся, когда это положено. Вот начнет батюшка службу, и будем молиться, а сейчас не положено, – и она, не выпуская из рук швабру, направилась в сторону коленопреклоненного алтарника.

Вторая, преградив ей дорогу, зашептала:

– Да не обижай ты парня, он и так Богом обиженный, я сама потом подсвечник почищу.

– Ну, как знаешь, – отжимая тряпку, все еще сердито поглядывая в сторону алтарника, пробурчала уборщица.

Валерий, стоя на коленях, тревожно прислушивался к перебранке уборщиц, а когда понял, что беда миновала, достал еще две свечи, поставил их рядом с первой, снова встал на колени:

– Прости меня, Пресвятая Богородица, что не вовремя ставлю тебе свечки, но когда идет служба, тут так много свечей стоит, что ты можешь мои не заметить. Тем более они у меня маленькие, по десять копеек. А на большие у меня денег нету и взять-то не знаю где.

Тут он неожиданно всхлипнул:

– Господи, что же я Тебе говорю неправду. Ведь на самом деле у меня еще семьдесят копеек осталось. Мне сегодня протодиакон рубль подарил: “На, – говорит, – тебе, Валерка, рубль, купи себе на Рождество мороженое крем-брюле, разговейся от души”. Я подумал: крем-брюле стоит двадцать восемь копеек, значит, семьдесят две копейки у меня остается и на них я смогу купить Тебе свечи.

Валерка наморщил лоб, задумался, подсчитывая про себя что-то. Потом обрадовано сказал:

– Тридцать-то копеек я уже истратил, двадцать восемь отложил на мороженое, у меня еще сорок две копейки есть, хочу купить на них четыре свечки и поставить Твоему родившемуся Сыночку. Ведь завтра Рождество.

Он, тяжко вздохнув, добавил:

– Ты меня прости уж, Пресвятая Богородица. Во время службы около Тебя народу всегда полно, а днем – никого. Я бы всегда с Тобою здесь днем был, да Ты ведь Сама знаешь, в алтаре дел много. И кадило почистить, ковры пропылесосить, и лампадки заправить. Как все переделаю, так сразу к Тебе приду.

Он еще раз вздохнул:

– С людьми-то мне трудно разговаривать, да и не знаешь, что им сказать, а с Тобой так хорошо, так хорошо! Да и понимаешь Ты лучше всех. Ну, я пойду.

И, встав с колен, повеселевший, он пошел в алтарь. Сидя в “пономарке” и начищая кадило, Валерий мечтал, как купит себе после службы мороженое, которое очень любил. “Оно вообще-то большое, это мороженое, – размышлял парень, – на две части его поделить, одну съесть после литургии, а другую – после вечерней”.

От такой мысли ему стало еще радостнее. Но что-то вспомнив, он нахмурился и, решительно встав, направился опять к иконе “Скоропослушница”. Подойдя, он со всей серьезностью сказал:

– Я вот о чем подумал, Пресвятая Богородица, отец протодиакон – добрый человек, рубль мне дал, а ведь он на этот рубль сам мог свечей накупить или еще чего-нибудь. Понимаешь, Пресвятая Богородица, он сейчас очень расстроен, что снега нет к Рождеству. Дворник Никифор, тот почему-то, наоборот, радуется, а протодиакон вот расстроен. Хочется ему помочь. Все Тебя о чем-то просят, а мне всегда не о чем просить, просто хочется с Тобой разговаривать. А сегодня хочу попросить за протодиакона, я знаю, Ты и Сама его любишь. Ведь он так красиво поет для Тебя “Царице моя Преблагая…”

Валерка закрыл глаза, стал раскачиваться перед иконой в такт вспоминаемого им мотива песнопения. Потом, открыв глаза, зашептал:

– Да он сам бы пришел к Тебе попросить, но ему некогда. Ты же знаешь, у него семья, дети. А у меня никого нет, кроме Тебя, конечно, и Сына Твоего, Господа нашего Иисуса Христа. Ты уж Сама попроси Бога, чтобы Он снежку нам послал. Много нам не надо, так, чтобы к празднику бело стало, как в храме. Я думаю, что Тебе Бог не откажет, ведь Он Твой Сын. Если бы у меня мама чего попросила, я бы с радостью для нее сделал. Правда, у меня ее нет, все говорят, что я – сирота. Но я-то думаю, что я не сирота. Ведь у меня есть Ты, а Ты – Матерь всем людям, так говорил владыка на проповеди. А он всегда верно говорит. Да я и сам об этом догадывался. Вот попроси у меня чего-нибудь, и я для Тебя обязательно сделаю. Хочешь, я не буду такое дорогое мороженое покупать, а куплю дешевенькое, за девять копеек – молочное.

Он побледнел, потупил взор, а потом, подняв взгляд на икону, решительно сказал:

– Матерь Божия, скажи Своему Сыну, я совсем не буду мороженое покупать, лишь бы снежок пошел. Ну, пожалуйста. Ты мне не веришь? Тогда я прямо сейчас пойду за свечками, а Ты, Пресвятая Богородица, иди к Сыну Своему, попроси снежку нам немного.

Валерий встал и пошел к свечному ящику, полный решимости. Однако чем ближе он подходил, тем меньше решимости у него оставалось. Не дойдя до прилавка, он остановился и, повернувшись, пошел назад, сжимая во вспотевшей ладони оставшуюся мелочь. Но, сделав несколько шагов, повернул опять к свечному ящику. Подойдя к прилавку, он нервно заходил около него, делая бессмысленные круги. Дыхание его стало учащенным, на лбу выступила испарина. Увидев его, свечница крикнула:

– Валерка, что случилось?

– Хочу свечек купить, – остановившись, упавшим голосом сказал он.

– Господи, ну так подходи и покупай, а то ходишь, как маятник.

Валерка тоскливо оглянулся на стоящий вдали кивот со “Скоропослушницей”. Подойдя, высыпал мелочь на прилавок и осипшим от волнения голосом произнес:

– На все, по десять копеек.

Когда он получил семь свечей, у него стало легче на душе.

…Перед вечерней Рождественской службой неожиданно повалил снег пушистыми белыми хлопьями. Куда ни глянешь, всюду в воздухе кружились белые легкие снежинки. Детвора вывалила из домов, радостно волоча за собой санки. Протодиакон, солидно вышагивая к службе, улыбался во весь рот, раскланиваясь на ходу с идущими в храм прихожанами. Увидев настоятеля, он закричал:

– Давненько, отче, я такого пушистого снега не видел, давненько. Сразу чувствуется приближение праздника.

– Снежок – это хорошо, – ответил настоятель, – вот как прикажете синоптикам после этого верить? Сегодня с утра прогноз погоды специально слушал, заверили, что без осадков. Никому верить нельзя.

Валерка, подготовив кадило к службе, успел подойти к иконе:

– Спасибо, Пресвятая Богородица, какой добрый у Тебя Сын, мороженое-то маленькое, а снегу вон сколько навалило.

“В Царствии Божием, наверное, всего много, – подумал, отходя от иконы, Валерка. – Интересно, есть ли там мороженое вкуснее крем-брюле? Наверное, есть”, – заключил он свои размышления и радостный пошел в алтарь.

Свято-Никольский женский монастырь.

Богослужебные облачения духовенства

Богослужебные облачения духовенства.

С самых древних времен, человек носит одежду, соответствующую его социальному положению (профессиональному, материальному и т.д.) и духовному состоянию (радости, печали и т.д.). В Православной Церкви для совершения Богослужения Устав предписывает каждому из чина священнослужителей и церковнослужителей облачаться в специальные одежды. Эти одежды, во-первых, необходимы для того чтобы отличать священно и церковно служителей от остальных людей. Во-вторых, они украшают Богослужение. А в-третьих, имеют глубокое духовное значение.

Читать еще:  Молитва оберег от гаи

Каждая степень священнослужителей и церковнослужителей имеет свое облачение. При этом в состав облачения высших чинов священнослужителей всегда входит облачение низших чинов. Диакон, кроме одежды, собственно ему принадлежащей, облачается в одежду алтарника; иерей, кроме священнических, имеет и диаконские одежды; епископ, кроме одежд, принадлежащих его сану, имеет все иерейские одежды.

Порядок, соблюдаемый при облачении следующий: вначале одеваются одежды, принадлежащие низшему сану. Например, священник, прежде чем надеть иерейское облачение, облачается в диаконские одежды; епископ надевает сначала диаконские облачения, затем — иерейские, а уж после всего — архиерейские.

История Богослужебных облачений.

В Ветхозаветные времена у первосвященника, священников и левитов были особые облачения, сделанные по непосредственному повелению Божию, данному через великого пророка Моисея: «Призови к себе из сынов Израилевых твоего брата Аарона и его сыновей, чтобы они стали Моими жрецами — Аарон и его сыновья Надав, Авиуд, Элазар и Итамар. Сделай своему брату Аарону священные одежды — для величия и красоты. Пусть они изготовят нагрудник, эфод, ризу, узорчатую рубаху, тюрбан и пояс… Пусть возьмут для этого золото, голубую, пурпуровую и багряную пряжу и лён…» (Исх.28:1-2). Эти ризы сделанные для славы и благолепия Божественных служб прообразовали одеяния православного духовенства.

Священные одежды предназначались только для Богослужения. Они не могут быть носимы и употребляемы в быту. Через пророка Иезекииля Господь повелевает ветхозаветным священникам, выходя из храма во внешний двор к народу, совлекать с себя Богослужебные одеяния и полагать их в преградах святых, облекаясь в иные одежды (Иез.44:19). В Православной Церкви по окончании Богослужения облачения также снимаются и остаются в храме.

В Священном Писании одежда часто имеет символическое значение и означает духовное состояние её носителя. Так, например, в притче о брачном пире, которая образно повествует о Царстве Божием, говорится о недопустимости входить в него не в брачной одежде (Мф.22:11-14). Или в Откровении Иоанна сказано: «Ангелу Сардийской церкви напиши: …у тебя в Сардисе есть несколько человек, которые не осквернили одежд своих, и будут ходить со Мною в белых одеждах, ибо они достойны. Побеждающий облечется в белые одежды; и не изглажу имени его из книги жизни, и исповедаю имя его пред Отцем Моим и пред Ангелами Его» (Откр.3:4,5); «и дано было ей жене Агнца (символ народа Божия — А.З.) облечься в виссон чистый и светлый; виссон же есть праведность святых» (Откр.19:8).

Знаменитый русский богослов священник Павел Флоренский говорит, что вообще, одежда человека таинственно связана с его духовным существом: «Одежда — часть тела. В обыденной жизни — это внешнее продолжение тела… одежда отчасти врастает в организм. В порядке же зрительно-художественном одежда есть явление тела, и собою, своими линиями и поверхностями, строение тела она проявляет».

Одежда, по мысли отца Павла, не только прикрывает тело, она непременно отображает даже в большей степени, чем тело, главное в человеке — его духовную сущность и потому имеет глубоко духовное значение.

В христианской Церкви специальные Богослужебные облачения появились не сразу. Христос совершил Тайную Вечерю в обычной одежде, и апостолы при совершении Евхаристии использовали повседневную одежду. Однако, известно, что апостол Иаков, брат Господень, первый Иерусалимский архиерей, одевался как иудейский священник, и апостол Иоанн Богослов также носил золотую повязку на голове, как знак первосвященника. По преданию, Богородица Своими руками сделала омофор для Лазаря, воскрешенного Христом из мертвых (Ин.11:1-44) и бывшего затем епископом Кипра. Таким образом, уже апостолы начали употреблять некоторые Богослужебные одеяния. Впоследствии повседневные одежды Иисуса и апостолов стали трактоваться как священные и, даже выходя из повседневного употребления, сохранялись в церковном обиходе. Кроме того, появлялись одеяния, специально предназначенные для Богослужения. И уже в IV век блаженный Иеронимом говорит: «Недопустимо входить в алтарь и совершать богослужения в одеждах общих и просто употребляемых». В основных чертах канон Богослужебных облачений сложился в VI веке.

Одежда алтарника (чтеца, пономаря).

Одним из наиболее древних элементов литургической одежды является стихарь (греч. [стихарион] от [стихос] — стих, строка, прямая линия) — прямая, длинная, с широкими рукавами одежда, покрывающая все тело.

В древности подобная одежда была известна под различными наименованиями: альба, туника, хитон. Все эти наименования означали обычную нижнюю одежду, которую в древности носили мужчины и женщины. Христианская Церковь приняла эту одежду в число священных, потому что такую одежду носил Спаситель и апостолы, также ветхозаветные священники. Стихарь находился во всеобщем употреблении во всех Древних Церквах. В древности стихарь изготовлялся из льна и был исключительно белого цвета, на что указывает одно из его наименований — альба (лат. alba — белая одежда).

Стихарь символизирует собой чистоту души и духовную радость. Своим светлым цветом и благолепным видом стихарь напоминает тем, кто его надевает, об ангельской чистоте, к которой должен стремиться посвятивший себя, подобно ангелу, на служение Богу.

Стихарь священника называется – подризник. Его название происходит от того, что сверх него священник надевает еще ризу (фелонь). Стихарь епископа обычно называется – подсаккосник (или архиерейский подризник), потому что сверх него епископ надевает саккос. Подризник и подсаккосник имеют такой же символический смысл, что и стихарь.

Диаконы, а также церковнослужители, чтобы облачиться в стихарь, испрашивают благословение иерея или епископа.

При облачении в стихарь диакон, священник и епископ произносят молитву: «Возрадуется душа моя о Господе, облече бо мя в ризу спасения, и одеждою веселия одея мя…».

Диаконские одежды.

Орарь (греч. [орарион], от лат. orare — молиться) — узкая длинная лента с нашитыми на ней крестами, которую диакон во время Богослужения носит поверх стихаря на левом плече. По толкованию св. Симеона Солунского, орарь символизирует ангельские крылья. А сами диакона в Церкви представляет образ ангельского служения. Поэтому иногда на ораре вышиваются слова ангельской песни: «Свят, Свят, Свят».

Орарь является неотъемлемой принадлежностью диаконского облачения с древних времен: он упоминается уже в 22-м и 25-м правилах Лаодикийского Собора (364). На византийских фресках в стихаре с орарем, перекинутым через левое плечо, изображаются первомученик архидиакон Стефан и другие святые диаконы. Итак, орарь – главное облачение диакона, им он подает знак к начинанью всякого действия церковного, воздвигая народ к молению, певцов к пению, священника к священнодействию, себя к ангельской быстроте и готовности во служении. Историки Богослужебного облачения полагают, что в новозаветной Церкви орарь возник из убру́са (полотенца), которым в ветхозаветных синагогах с возвышенного места давали знак возглашать «Аминь» при чтении Писания.

Когда диакон на Литургии опоясывает себя (грудь и спину) крестообразно орарем, он выражает этим свою готовность (как бы складывает крылья) к принятию Тела и Крови Христовых.

Орарь носят и иподиаконы, но в отличие от диаконов, носят его всегда крестообразно опоясанным – потому что они также являются образом Ангелов, но не имеет благодатных дарований священнослужителя.

Протодиаконы и архидиаконы носят в отличие от других диаконов орарь, охватывающий тело с левого плеча под правую руку. Такой орарь называется двойным.

При возложении на себя ораря диакон не произносит никакой особой молитвы.

Поручи (греч. [епиманикия]) — небольшие короткие нарукавники с крестами. Они употребляются при Богослужении для того, чтобы стянуть края рукавов низшей одежды (подризника или подрясника) и этим дать рукам священнослужителей большую свободу.

В Древней Церкви поручей не было. Поручи появились сначала как предмет облачения византийских царей. Желая почтить особой честью патриархов своего столичного Константинопольского престола, императоры стали жаловать им предметы царского облачения. Византийские цари жаловали патриархам жезлы, право изображать на обуви и коврах двуглавого орла. В ХI-ХII веках Константинопольские святители получили от царей саккос (который заменил у епископов фелонь) и поручи; затем поручи перешли к предстоятелям других православных Церквей, к наиболее видным восточным митрополитам и епископам. Несколько позднее поручи перешли к священникам. Блаженный Симеон, архиепископ Солунский (ХII век), пишет о поручах, как о необходимой принадлежности священнического и епископского облачения. В XIV-XV веках поручи как награда появились сначала у некоторых архидиаконов, а затем у всех диаконов.

Поручи символизируют то, что не человеческие руки священнослужителей, а Сам Господь через них совершает Таинства. Как говорит святитель Феофан Затворник: «Священниковы только уста, произносящие освятительную молитву, и рука, благословляющая дары… Действующая же сила от Господа исходит». Когда верующие целуют поручи, то этим самым они почитают Бога действующего через священнослужителей. Молитва при надевании поручей: «Десница Твоя, Господи, прославися в крепости, десная Твоя рука, Господи, сокруши враги и множеством славы Твоея стерл сей супостаты»; а также русское название этого облачения – поручи, от поручит, вверить, — напоминают священнослужителю, что он должен уповать не на свои силы, а на силу и помощь Бога. Священник во время Богослужения вверяет (поручает) себя Иисусу Христу.

Веревки, которыми поручи стягиваются, означают узы, которыми был связан Иисус Христос во время страданий.

Облачения пресвитеров.

К облачениям священника принадлежат: подризник, епитрахиль, пояс, поручи и фелонь или риза.

Подризник (см. стихарь).

Епитрахиль (греч. [епитрахилион] — то, что вокруг шеи; от [епи] — на; [трахилос] — шея) — длинная лента, огибающая шею и обоими концами спускающаяся на грудь. Епитрахиль есть тот же диаконский орарь, только обвернутый вокруг шеи. В древности при рукоположении диакона во пресвитера епископ, вместо того, чтобы возлагать на посвящаемого епитрахиль, как это делается сейчас у нас, только переносил задний конец ораря со спины на грудь так, чтобы оба конца висели спереди. Впоследствии (с 16 в.) оба конца епитрахили стали спереди скреплять пуговицами, а ту часть, которая охватывает шею, делать фигурной и узкой, чтобы её удобно было носить. Образованная из ораря епитрахиль означает, соединение во священники двух должностей – иерейской и диаконской. Другими славами, священник не теряя благодати диаконского сана, приобретает двойную, по сравнению с диаконом, сугубую благодать, дающую ему право и обязанность быть не только служителем, но и совершителем Таинств Церкви и всего дела священства. Это не только двойная благодать, но и двойное иго.

Ссылка на основную публикацию