Молитва взбранная воеводе победительна

Молитва взбранная воеводе победительна

Научиться понимать молитвы — кондак Богородице

Взбранной Воеводе победительная, яко избавльшеся от злых, благодарственная восписуем Ти раби Твои, Богородице, но яко имущая державу непобедимую, от всяких нас бед свободи, да зовем Ти; радуйся, Невесто Неневестная.

Тебе, непобедимой Военачальнице, как избавившиеся от зла, благодарственную песнь воспеваем, рабы Твои, Богородица. Но Ты, как имеющая силу непобедимую, от всех бед нас освободи, да взываем к Тебе: радуйся, Невеста Вечнодевственная.

Взбранной Воеводенепобедимой Воеводе (взбранной – непобедимой в бранях – сражениях), Предводительнице, Военачальнице.
Победительнаяпобедная (триумфальная) благодарственная песнь.
Яко избавльшеся от злыхтак как избавились (буквально: как избавившиеся) от зла (бед).
Благодарственнаяблагодарственное (благодарственную песнь).
Восписуем Тивоспеваем (буквально: пишем) Тебе.
Яко имущая державу(Ты), как имеющая силу (могущество).
Свободиосвободи (спаси).
Да зовем Тида взываем к Тебе.
Неневестнаяне вступившая в брак (буквальный перевод греческого слова).

Акафист Пресвятой Богородице, начинающийся этим кондаком, написан в VII веке в Константинополе. Это – первый (и прекраснейший) из акафистов, ставший образцом для всех последующих. Все 12 икосов акафиста заканчиваются многократными “перепевами” Архангельского приветствия Пресвятой Деве – “радуйся!”, заключительное из которых – Радуйся, Невесто Неневестная! Мы величаем небесную чистоту Неискусобрачной Девы, неизреченно родившей Христа Бога нашего, и в Своей чистоте “Честнейшая Херувим” Невеста Неневестная предстает перед нами как величайшая воительница с силами зла – Взбранная Воевода, имущая державу непобедимую.

Радуйся, Невесто Неневестная! Если мы обратимся к греческому языку, на котором написан акафист, то увидим, что все эти три слова, с буквальной точностью переведенные на церковнославянский язык и вошедшие в наше религиозное сознание, должны были восприниматься греками несколько иначе, чем воспринимаем их мы.

Радуйся – приветствие Архангела Гавриила, донесенное до нас Евангелием, – и до Рождества Христова, и после него было на греческом языке обычным приветствием – тем же, что наше “здравствуй”. В явлении Ангела, в его дивных и таинственных словах внутренний смысл приветствия, забываемый в обыденной жизни, конечно, обновился и засиял со всею силой; акафист Пресвятой Богородице (и всякий позднейший вдохновенно сочиненный акафист), весь пронизанный этими “радуйся!” и искрящийся радостью величания, также воскрешает дремлющее в обыденном языке значение греческого слова. Но в русском (и древнерусском) языке приветствовали друг друга не словом “радуйся”, а словом “здравствуй” (в котором мы обычно забываем пожелание здоровья). “Радуйся” остается для нас словом всегда более насыщенным, особенным – осознанным словом о радости, неповторимым приветствием для Пречистой Девы Марии и святых Божиих.

Невесто Неневестная – прямой, буквальный перевод двух греческих слов. Церковнославянскому невеста соответствует греческое слово νύμφη “нимфа”, которое означает не только девушку-невесту, но и новобрачную жену, и молодую женщину. Новый Завет (и греческий перевод Библии) придал этому слову огромную мистическую глубину: Невеста Агнца в Откровении Иоанна Богослова (Откр.19, 7; 21, 9; 22, 17) не только предназначена Ему, но и состоит с Ним в таинственном браке; это образ и Богоматери, и Церкви (в ней мы узнаем невесту Песни Песней и пророческих книг Писания). А греческое слово ανύμφευτος, переведенное славянским словом неневестная – это отрицательная форма от первого слова, означающая “не вступившая в брак”; это слово было вполне обычно для греческого языка. Для греческого, но не для славянского! Ведь в славянском невеста – это именно не-ведомая, непознанная (то есть как раз то, чему соответствует греческое неневестная) девушка, не вступившая в брак, хотя и предназначенная к нему; слово само несет в себе значение чистоты. Внутри славянского языка слово неневестная труднообъяснимо. Оно вносит новый оттенок смысла в выражение акафиста: Чистая Невеста, но – Неневестная, не обыкновенная, не сопоставимая ни с какой иной невестой.

Другие славянские эпитеты Богородицы, соответствующие слову Неневестная, – Неискусобрачная, Неискусомужняя.

Взбранной Воеводе победительная… Эти слова почти все мы привыкли на слух воспринимать как единое целое, поэтому не чувствуем структуру фразы (достаточно простую): (кому?) Взбранной Воеводе (мы) восписуем (что?) победительная благодарственная, то есть победную благодарственную песнь, (почему?) яко избавльшеся от злых – так как избавились от бед.

Преславная Приснодево, Мати Христа Бога, принеси нашу молитву Сыну Твоему и Богу нашему, да спасет Тобою души наша.

Преславная Приснодева, Матерь Христа Бога, принеси нашу молитву Сыну Твоему и Богу нашему, да спасет Твоим заступничеством души наши.

Все упование мое на Тя возлагаю, Мати Божия, сохрани мя под кровом Твоим.

Всю надежду мою на Тебя возлагаю, Матерь Божия, сохрани меня под покровом Твоим.

Богородице Дево, не презри мене грешнаго, требующа Твоея помощи и Твоего заступления, на Тя бо упова душа моя, и помилуй мя.

Богородица Дева, не презри меня, грешного, нуждающегося в Твоей помощи и в Твоем заступничестве, ибо на Тебя надеется душа моя, и помилуй меня.

Приснодева – всегда Дева.
Тобоюздесь: через Тебя, Твоим заступничеством.
Под кровом – под покровом, защитой.
Не презри мене грешнаго – не пренебрегай (не гнушайся) мною, грешным.
Требующа Твоея помощи и Твоего заступления – нуждающегося в Твоей помощи и Твоей защите.
На Тя бо упова – ибо на Тебя уповает, надеется.

Молитвы “Преславная Приснодево…” и “Все упование мое…” – творения преподобного Иоанна Дамаскина.

Акафист Пресвятой Богородице

Кондак 1
Взбра́нной Воево́де победи́тельная, я́ко изба́вльшеся от злых, благода́рственная воспису́ем Ти раби́ Твои́, Богоро́дице; но я́ко иму́щая держа́ву непобеди́мую, от вся́ких нас бед свободи́, да зове́м Ти: ра́дуйся, Неве́сто Неневе́стная.

Икос 1
Ангел предста́тель с небесе́ по́слан бысть рещи́ Богоро́дице: ра́дуйся, и со безпло́тным гла́сом воплоща́ема Тя зря, Го́споди, ужаса́шеся и стоя́ше, зовы́й к Ней такова́я: Ра́дуйся, Еюже рáдocть возсия́ет; ра́дуйся, Еюже кля́тва изче́знет. Ра́дуйся, па́дшаго Ада́ма воззва́ние; ра́дуйся, слез Евиных избавле́ние. Ра́дуйся, высото́ неудобовосходи́мая челове́ческими по́мыслы; ра́дуйся, глубино́ неудобозри́мая и а́нгельскима очи́ма. Ра́дуйся, я́ко еси́ Царе́во седа́лище; ра́дуйся, я́ко но́сиши Нося́щаго вся. Ра́дуйся, Звездо́, явля́ющая Со́лнце; ра́дуйся, утро́бо Боже́ственнаго воплоще́ния. Ра́дуйся, Еюже обновля́ется тварь; ра́дуйся, Еюже покланя́емся Творцу́. Ра́дуйся, Неве́сто Неневе́стная.

Кондак 2
Ви́дящи Свята́я Себе́ в чистоте́, глаго́лет Гаврии́лу де́рзостно: пресла́вное твоего́ гла́са неудобоприя́тельно души́ Мое́й явля́ется: безсе́меннаго бо зача́тия рождество́ ка́ко глаго́леши, зовый: Аллилу́иа.

Икос 2
Ра́зум недоразумева́емый разуме́ти Де́ва и́щущи, возопи́ к служа́щему: из боку́ чи́сту, Сы́ну ка́ко есть роди́тися мо́щно, рцы Ми? К Не́йже он рече́ со стра́хом, оба́че зовы́й си́це: Ра́дуйся, сове́та неизрече́ннаго Таи́ннице; ра́дуйся, молча́ния прося́щих ве́ро. Ра́дуйся, чуде́с Христо́вых нача́ло; ра́дуйся, веле́ний Его́ глави́зно. Ра́дуйся, ле́ствице небе́сная, Еюже сни́де Бог; ра́дуйся, мо́сте, преводя́й су́щих от земли́ на не́бо. Ра́дуйся, а́нгелов многослову́щее чу́до; ра́дуйся, бесо́в многоплаче́вное пораже́ние. Ра́дуйся, Свет неизрече́нно роди́вшая; ра́дуйся, е́же ка́ко, ни еди́наго же научи́вшая. Ра́дуйся, прему́дрых превосходя́щая ра́зум; ра́дуйся, ве́рных озаря́ющая смы́слы. Ра́дуйся, Неве́сто Неневе́стная.

Кондак 3
Си́ла Вы́шняго осени́ тогда́ к зача́тию Браконеиску́сную, и благопло́дная Тоя́ ложесна́, я́ко село́ показа́ сла́дкое, всем хотя́щим жа́ти спасе́ние, всегда́ пе́ти си́це: Аллилу́иа.

Икос 3
Иму́щи Богоприя́тную Де́ва утро́бу, востече́ ко Елисаве́ти: младе́нец же о́ноя а́бие позна́в Сея́ целова́ние, ра́довашеся, и игра́ньми я́ко пе́сньми вопия́ше к Богоро́дице: Ра́дуйся, о́трасли неувяда́емыя розго́; ра́дуйся, Плода́ безсме́ртнаго стяжа́ние. Ра́дуйся, Де́лателя де́лающая Человеколю́бца; ра́дуйся, Сади́теля жи́зни на́шея ро́ждшая. Ра́дуйся, ни́во, растя́щая гобзова́ние щедро́т; радуйся, трапе́зо, нося́щая оби́лие очище́ния. Ра́дуйся, я́ко рай пи́щный процвета́еши; ра́дуйся, я́ко приста́нище душа́м гото́виши. Ра́дуйся, прия́тное моли́твы кади́ло; ра́дуйся, всего́ ми́ра очище́ние. Ра́дуйся, Бо́жие к сме́ртным благоволе́ние; ра́дуйся, сме́ртных к Бо́гу дерзнове́ние. Ра́дуйся, Неве́сто Неневе́стная.

Кондак 4
Бу́рю внутрь име́я помышле́ний сумни́тельных, целому́дренный Ио́сиф смятеся, к Тебе́ зря небра́чней, и бракоокра́дованную помышля́я, Непоро́чная; уве́дев же Твое́ зача́тие от Ду́ха Свя́та, рече́: Аллилу́иа.

Икос 4
Слы́шаша па́стырие а́нгелов пою́щих плотско́е Христо́во прише́ствие, и те́кше я́ко к Па́стырю ви́дят Сего́ я́ко а́гнца непоро́чна, во чре́ве Мари́ине упа́сшася, Юже пою́ще ре́ша: Ра́дуйся, Агнца и Па́стыря Ма́ти; ра́дуйся, дво́ре слове́сных ове́ц. Ра́дуйся, неви́димых враго́в муче́ние; ра́дуйся, ра́йских двере́й отверзе́ние. Ра́дуйся, я́ко небе́сная сра́дуются земны́м; ра́дуйся, я́ко земна́я сликовству́ют небе́сным. Ра́дуйся, апо́столов немо́лчная уста́; ра́дуйся, страстоте́рпцев непобеди́мая де́рзосте. Ра́дуйся, тве́рдое ве́ры утвержде́ние; ра́дуйся, све́тлое благода́ти позна́ние. Ра́дуйся, Еюже обнажи́ся ад; ра́дуйся, Еюже облеко́хомся сла́вою. Ра́дуйся, Неве́сто Неневе́стная.

Кондак 5
Боготе́чную звезду́ узре́вше волсви́, тоя́ после́доваша зари́, и я́ко свети́льник держа́ще ю́, то́ю испыта́ху кре́пкаго Царя́, и дости́гше Непостижи́маго, возра́довашася, Ему́ вопию́ще: Аллилу́иа.

Икос 5
Ви́деша о́троцы халде́йстии на руку́ Деви́чу Созда́вшаго рука́ма челове́ки, и Влады́ку разумева́юще Его́, а́ще и ра́бий прия́т зрак, потща́шася дарми́ послужи́ти Ему́, и возопи́ти Благослове́нней: Ра́дуйся, Звезды́ незаходи́мыя Ма́ти; ра́дуйся, заре́ та́инственнаго дне. Ра́дуйся, пре́лести пещь угаси́вшая; ра́дуйся, Тро́ицы таи́нники просвеща́ющая. Ра́дуйся, мучи́теля безчелове́чнаго измета́ющая от нача́льства; ра́дуйся, Го́спода Человеколю́бца показа́вшая Христа́. Ра́дуйся, ва́рварскаго избавля́ющая служе́ния; ра́дуйся, тиме́ния изыма́ющая дел. Ра́дуйся, огня́ поклоне́ние угаси́вшая; ра́дуйся, пла́мене страсте́й изменя́ющая. Ра́дуйся, ве́рных наста́внице целому́дрия; ра́дуйся, всех родо́в весе́лие. Ра́дуйся, Неве́сто Неневе́стная.

Кондак 6
Пропове́дницы богоно́снии, бы́вше волсви́, возврати́шася в Вавило́н, сконча́вше Твое́ проро́чество, и пропове́давше Тя Христа́ всем, оста́виша Ирода я́ко буесло́вна, не ве́дуща пе́ти: Аллилу́иа.

Икос 6
Возсия́вый во Еги́пте просвеще́ние и́стины, отгна́л еси́ лжи тьму: и́доли бо его́, Спа́се, не терпя́ще Твоея́ кре́пости, падо́ша, сих же изба́вльшиися вопия́ху к Богоро́дице: Ра́дуйся, исправле́ние челове́ков; ра́дуйся, низпаде́ние бесо́в. Ра́дуйся, пре́лести держа́ву попра́вшая; ра́дуйся, и́дольскую лесть обличи́вшая. Ра́дуйся, мо́ре, потопи́вшее фарао́на мы́сленнаго; ра́дуйся, ка́меню, напои́вший жа́ждущия жи́зни. Ра́дуйся, о́гненный сто́лпе, наставля́яй су́щия во тьме; ра́дуйся, покро́ве ми́ру, ши́рший о́блака. Ра́дуйся, пи́ще, ма́нны прие́мнице; ра́дуйся, сла́дости святы́я служи́тельнице. Ра́дуйся, земле́ обетова́ния; ра́дуйся, из нея́же тече́т мед и млеко́. Ра́дуйся, Неве́сто Неневе́стная.

Читать еще:  Молитва патриарха тихона

Кондак 7
Хотя́щу Симео́ну от ны́нешняго ве́ка преста́витися преле́стнаго, вда́лся еси́ я́ко младе́нец тому́, но позна́лся еси́ ему́ и Бог соверше́нный. Те́мже удиви́ся Твое́й неизрече́нней прему́дрости, зовы́й: Аллилу́иа.

Икос 7
Но́вую показа́ тварь, я́влься Зижди́тель нам от Него́ бы́вшим, из безсе́менныя прозя́б утро́бы, и сохрани́в Ю, я́коже бе, нетле́нну, да чу́до ви́дяще, воспое́м Ю, вопию́ще: Ра́дуйся, цве́те нетле́ния; ра́дуйся, ве́нче воздержа́ния. Ра́дуйся, воскресе́ния о́браз облиста́ющая; ра́дуйся, а́нгельское житие́ явля́ющая. Ра́дуйся, дре́во светлоплодовиœтое, от него́же пита́ются ве́рнии; ра́дуйся, дре́во благосенноли́ственное, и́мже покрыва́ются мно́зи. Ра́дуйся, во чре́ве нося́щая Изба́вителя плене́нным; ра́дуйся, ро́ждшая Наста́вника заблу́дшим. Ра́дуйся, Судии́ пра́веднаго умоле́ние; ра́дуйся, мно́гих согреше́ний проще́ние. Ра́дуйся, оде́ждо наги́х дерзнове́ния; ра́дуйся, любы́, вся́кое жела́ние побежда́ющая. Ра́дуйся, Неве́сто Неневе́стная.

Кондак 8
Стра́нное рождество́ ви́девше, устрани́мся ми́ра, ум на небеса́ прело́жше: сего́ бо ра́ди высо́кий Бог на земли́ яви́ся смире́нный челове́к, хотя́й привлещи́ к высоте́ Тому́ вопию́щия: Аллилу́иа.

Икос 8
Весь бе в ни́жних и вы́шних ника́коже отступи́ неопи́санное Сло́во: снизхожде́ние бо Боже́ственное, не прехожде́ние же ме́стное бысть, и рождество́ от Де́вы Богоприя́тныя, слы́шащия сия́: Ра́дуйся, Бо́га невмести́маго вмести́лище; ра́дуйся, честна́го та́инства две́ри. Ра́дуйся, неве́рных сумни́тельное слы́шание; ра́дуйся, ве́рных изве́стная похвало́. Ра́дуйся, колесни́це пресвята́я Су́щаго на херуви́мех; ра́дуйся, селе́ние пресла́вное Су́щаго на серафи́мех. Ра́дуйся, проти́вная в то́жде собра́вшая; ра́дуйся, де́вство и рождество́ сочета́вшая. Ра́дуйся, Еюже разреши́ся преступле́ние; ра́дуйся, Еюже отве́рзеся рай. Ра́дуйся, ключу́ Ца́рствия Христо́ва; ра́дуйся, наде́ждо благ ве́чных. Ра́дуйся, Неве́сто Неневе́стная.

Кондак 9
Вся́кое естество́ а́нгельское удиви́ся вели́кому Твоего́ вочелове́чения де́лу; непристу́пнаго бо я́ко Бо́га, зря́ще всем присту́пнаго Челове́ка, нам у́бо спребыва́юща, слы́шаща же от всех: Аллилу́иа.

Икос 9
Вети́я многовеща́нныя, я́ко ры́бы безгла́сныя ви́дим о Тебе́, Богоро́дице, недоумева́ют бо глаго́лати, е́же ка́ко и Де́ва пребыва́еши, и роди́ти возмогла́ еси́. Мы же, та́инству дивя́щеся, ве́рно вопие́м: Ра́дуйся, прему́дрости Бо́жия прия́телище; ра́дуйся, промышле́ния Его́ сокро́вище. Ра́дуйся, любому́дрыя нему́дрыя явля́ющая; ра́дуйся, хитрослове́сныя безслове́сныя облича́ющая. Ра́дуйся, я́ко обуя́ша лю́тии взыска́теле; ра́дуйся, я́ко увядо́ша баснотво́рцы. Ра́дуйся, афине́йская плете́ния растерза́ющая; ра́дуйся, ры́барския мре́жи исполня́ющая. Ра́дуйся, из глубины́ неве́дения извлача́ющая; ра́дуйся, мно́ги в ра́зуме просвеща́ющая. Ра́дуйся, кораблю́ хотя́щих спасти́ся; ра́дуйся, приста́нище жите́йских пла́ваний. Ра́дуйся, Нев́есто Неневе́стная.

Кондак 10
Спасти́ хотя́ мир, Иже всех Украси́тель, к сему́ самообетова́н прии́де, и Па́стырь сый, я́ко Бог, нас ра́ди яви́ся по нам челове́к: подо́бным бо подо́бное призва́в, я́ко Бог слы́шит: Аллилу́иа.

Икос 10
Стена́ еси́ де́вам, Богоро́дице Де́во, и всем к Тебе́ прибега́ющим: и́бо небесе́ и земли́ Творе́ц устро́и Тя, Пречи́стая, все́лься во утро́бе Твое́й, и вся приглаша́ти Тебе́ научи́: Ра́дуйся, сто́лпе де́вства; ра́дуйся, дверь спасе́ния. Ра́дуйся, нача́льнице мы́сленнаго назда́ния; ра́дуйся, пода́тельнице Боже́ственныя бла́гости. Ра́дуйся, Ты бо обнови́ла еси́ зача́тыя сту́дно; ра́дуйся, Ты бо наказа́ла еси́ окра́денныя умо́м. Ра́дуйся, тли́теля смы́слов упраждня́ющая; ра́дуйся, Се́ятеля чистоты́ ро́ждшая. Ра́дуйся, черто́же безсе́меннаго уневе́щения; ра́дуйся, ве́рных Го́сподеви сочета́вшая. Ра́дуйся, до́брая младопита́тельнице де́вам; ра́дуйся, невестокраси́тельнице душ святы́х. Ра́дуйся, Неве́сто Неневе́стная.

Кондак 11
Пе́ние вся́кое побежда́ется, спростре́тися тща́щееся ко мно́жеству мно́гих щедро́т Твои́х: равночи́сленныя бо песка́ пе́сни а́ще прино́сим Ти, Царю́ Святы́й, ничто́же соверша́ем досто́йно, я́же дал еси́ нам, Тебе́ вопию́щим: Аллилу́иа.

Икос 11
Светоприе́мную свещу́, су́щим во тьме я́вльшуюся, зрим Святу́ю Де́ву, невеще́ственный бо вжига́ющи огнь, наставля́ет к ра́зуму Боже́ственному вся, заре́ю ум просвеща́ющая, зва́нием же почита́емая, си́ми: Ра́дуйся, луче́ у́мнаго Со́лнца; ра́дуйся, свети́ло незаходи́маго Све́та. Ра́дуйся, мо́лние, ду́ши просвеща́ющая; ра́дуйся, я́ко гром враги́ устраша́ющая. Ра́дуйся, я́ко многосве́тлое возсиява́еши просвеще́ние; ра́дуйся, я́ко многотеку́щую источа́еши реку́. Ра́дуйся, купе́ли живопису́ющая о́браз; ра́дуйся, грехо́вную отъе́млющая скве́рну. Ра́дуйся, ба́не, омыва́ющая со́весть; ра́дуйся, ча́ше, че́рплющая рáдocть. Ра́дуйся, обоня́ние Христо́ва благоуха́ния; ра́дуйся, животе́ та́йнаго весе́лия. Ра́дуйся, Неве́сто Неневе́стная.

Кондак 12
Благода́ть да́ти восхот́ев, долго́в дре́вних, всех долго́в Реши́тель челове́ком, прии́де Собо́ю ко отше́дшим Того́ благода́ти, и раздра́в рукописа́ние, слы́шит от всех си́це: Аллилу́иа.

Икос 12
Пою́ще Твое́ Рождество́, хва́лим Тя вси, я́ко одушевле́нный храм, Богоро́дице: во Твое́й бо всели́вся утро́бе содержа́й вся руко́ю Госпо́дь, освяти́, просла́ви и научи́ вопи́ти Тебе́ всех: Ра́дуйся, селе́ние Бо́га и Сло́ва; ра́дуйся, свята́я святы́х бо́льшая. Ра́дуйся, ковче́же, позлаще́нный Ду́хом; ра́дуйся, сокро́вище живота́ неистощи́мое. Ра́дуйся, честны́й ве́нче царе́й благочести́вых; ра́дуйся, честна́я похвало́ иере́ев благогове́йных. Ра́дуйся, Це́ркве непоколеби́мый сто́лпе; ра́дуйся, Ца́рствия неруши́мая стено́. Ра́дуйся, Еюже воздви́жутся побе́ды; ра́дуйся, Еюже низпа́дают врази́. Ра́дуйся, те́ла моего́ врачева́ние; ра́дуйся, души́ моея́ спасе́ние. Ра́дуйся, Неве́сто Неневе́стная.

Кондак 13
О, Всепе́тая Ма́ти, ро́ждшая всех святы́х Святе́йшее Сло́во! Ны́нешнее прие́мши приноше́ние, от вся́кия изба́ви напа́сти всех, и бу́дущия изми́ му́ки, о Тебе́ вопию́щих: Аллилу́иа, aллилу́иа, aллилу́иа.

(Kондак читается трижды)

Икос 1
Ангел предста́тель с небесе́ по́слан бысть рещи́ Богоро́дице: ра́дуйся, и со безпло́тным гла́сом воплоща́ема Тя зря, Го́споди, ужаса́шеся и стоя́ше, зовы́й к Ней такова́я: Ра́дуйся, Еюже рáдocть возсия́ет; ра́дуйся, Еюже кля́тва изче́знет. Ра́дуйся, па́дшаго Ада́ма воззва́ние; ра́дуйся, слез Евиных избавле́ние. Ра́дуйся, высото́ неудобовосходи́мая челове́ческими по́мыслы; ра́дуйся, глубино́ неудобозри́мая и а́нгельскима очи́ма. Ра́дуйся, я́ко еси́ Царе́во седа́лище; ра́дуйся, я́ко но́сиши Нося́щаго вся. Ра́дуйся, Звездо́, явля́ющая Со́лнце; ра́дуйся, утро́бо Боже́ственнаго воплоще́ния. Ра́дуйся, Еюже обновля́ется тварь; ра́дуйся, Еюже покланя́емся Творцу́. Ра́дуйся, Неве́сто Неневе́стная.

Кондак 1
Взбра́нной Воево́де победи́тельная, я́ко изб́авльшеся от злых, благода́рственная воспису́ем Ти раби́ Твои́, Богоро́дице; но я́ко иму́щая держа́ву непобеди́мую, от вся́ких нас бед свободи́, да зове́м Ти: ра́дуйся, Неве́сто Неневе́стная.

Молитвы
О, Пресвята́я Госпоже́ Влады́чице Богоро́дице, вы́шши еси́ всех а́нгел и арха́нгел, и всея́ тва́ри честне́йши, помо́щнице еси́ оби́димых, ненаде́ющихся наде́яние, убо́гих засту́пнице, печа́льных утеше́ние, а́лчущих корми́тельнице, наги́х одея́ние, больны́х исцеле́ние, гре́шных спасе́ние, христиа́н всех поможе́ние и заступле́ние. О, Всеми́лостивая Госпоже́, Де́во Богоро́дице Влады́чице, ми́лостию Твое́ю спаси́ и поми́луй святе́йшия патриа́рхи правосла́вныя, преосвяще́нныя митрополи́ты, архиепи́скопы и епи́скопы и весь свяще́ннический и и́ноческий чин, и вся правосла́вныя христиа́ны ри́зою Твое́ю честно́ю защити́; и умоли́, Госпоже́, из Тебе́ без се́мене воплоти́вшагося Христа́ Бо́га на́шего, да препоя́шет нас си́лою Свое́ю свы́ше, на неви́димыя и ви́димыя враги́ на́ша. О, Всеми́лостивая Госпоже́ Влады́чице Богоро́дице! Воздви́гни нас из глубины́ грехо́вныя и изба́ви нас от гла́да, губи́тельства, от тру́са и пото́па, от огня́ и меча́, от нахожде́ния иноплеме́нных и междоусо́бныя бра́ни, и от напра́сныя сме́рти, и от нападе́ния вра́жия, и от тлетво́рных ветр, и от смертоно́сныя я́звы, и от вся́каго зла. Пода́ждь, Госпоже́, мир и здра́вие рабо́м Твои́м, всем правосла́вным христиа́ном, и просвети́ им ум, и о́чи серде́чнии, е́же ко спасе́нию; и сподо́би ны, гре́шныя рабы́ Твоя́, Ца́рствия Сы́на Твоего́, Христа́ Бо́га на́шего; я́ко держа́ва Его́ благослове́на и препросла́влена, со Безнача́льным Его́ Отце́м, и с Пресвяты́м, и Благи́м, и Животворя́щим Его́ Ду́хом, ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

О, Пресвята́я Де́во Ма́ти Го́спода, Цари́це небесе́ и земли́! Вонми́ многоболе́зненному воздыха́нию души́ на́шея, при́зри с высоты́ святы́я Твоея́ на нас, с ве́рою и любо́вию покланя́ющихся пречи́стому о́бразу Твоему́. Се бо грехми́ погружа́емии и скорбьми́ обурева́емии, взира́я на Твой о́браз, я́ко живе́й Ти су́щей с на́ми, прино́сим смире́нныя моле́ния на́ша. Не и́мамы бо ни ины́я по́мощи, ни ина́го предста́тельства, ни утеше́ния, то́кмо Тебе́, о, Ма́ти всех скорбя́щих и обремене́нных. Помози́ нам немощны́м, утоли́ скорбь на́шу, наста́ви на путь пра́вый нас, заблужда́ющих, уврачу́й и спаси́ безнаде́жных, да́руй нам про́чее вре́мя живота́ на́шего в ми́ре и тишине́ проводи́ти, пода́ждь христиаœнскую кончи́ну, и на Стра́шнем Суде́ Сы́на Твоего́ яви́ся нам милосе́рдая Засту́пница, да всегда́ пое́м, велича́ем и сла́вим Тя, я́ко благу́ю Засту́пницу ро́да христиа́нскаго, со все́ми угоди́вшими Бо́гу. Ами́нь.

Взбранной воеводе победительная молитва

^ Ангел вопияше

(задостойник Пасхи)

А́нгел вопия́ше Благода́тней: Чи́стая Де́во, ра́дуйся! И па́ки реку́: ра́дуйся! Твой Сын воскре́се тридне́вен от гро́ба, и ме́ртвыя воздви́гнувый: лю́дие, весели́теся. Свети́ся, свети́ся, но́вый Иерусали́ме, сла́ва бо Госпо́дня на тебе́ возсия́. Лику́й ны́не и весели́ся, Сио́не. Ты же, Чи́стая, красу́йся, Богоро́дице, о воста́нии Рождества́ Твоего́.

Перевод:
Ангел возглашал Благодатной: «Чистая Дева, радуйся! И снова скажу: Радуйся! Твой Сын воскрес в третий день из гроба и мертвых воскресил». Люди, торжествуйте! Светись, светись, новый Иерусалим (Новозаветная Церковь) – слава Господня над тобою взошла! Ликуй ныне и красуйся, Сион! Ты же радуйся, Чистая Богородица, о воскресении Рожденного Тобой.

  • Cборник редких молитв ко Пресвятой Богородице
  • Молитвенные песнопения богослужений

греч. Τῇ ὑπερμάχῷ στρατηγῷ τὰ νικητήρια,

ὡς λυτρωθεῖσα τῶν δεινῶν εὐχαριστήρια,

ἀναγράφω σοι ἡ πόλις σου, Θεοτόκε•

ἀλλ’ ὡς ἔχουσα τὸ κράτος ἀπροσμάχητον,

ἐκ παντοίων με κινδύνων ἐλευθέρωσον,

ἵνα κράζω σοί: Χαῖρε Νύμφη ἀνύμφευτε.

Взбра́нной Воево́дѣ побѣди́тельная,/ я́ко изба́вльшеся от злыхъ,/ благода́рственная воспису́емъ Ти раби́ Твои, Богоро́дице,/ но яко иму́щая держа́ву непобѣди́мую,/ от вся́кихъ насъ бѣдъ свободи́, да зове́мъ Ти:// Ра́дуйся, Невѣсто Неневѣстная!

Русский перевод (Николая Нахимова)

Тебе, высшей Военачальнице, избавившись от бед, мы, недостойные рабы Твои, Богородица, воспеваем победную и благодарственную песнь. Ты же, имеющая силу непобедимую, освобождай нас от всяких бед, чтобы мы взывали к Тебе: радуйся, Невеста, в брак не вступившая!

Читать еще:  Молитва к святой фотинии палестинской

Русский перевод (митрополита Филарета)

Бранноподвизающейся за нас военачальнице дары победные и, как избавленные от бед, дары благодарственные приносим Тебе, Богородице, мы, рабы Твои: но Ты, как имеющая державу непреоборимую, освободи нас от всяких опасностей, да взываем Тебе: радуйся, Невеста неневестная!

Русский перевод (о. Амвросия, в миру Д. А. Тимрота)

Тебе, Высшей Обороняющей нас Военачальнице / за избавление от страшных бед / учреждаем Тебе торжества победы благодарственные / мы, рабы Твои, Богородица! / Но Ты, как имеющая власть необоримую, / от всяческих опасностей нас освободи, / да взываем Тебе: / Радуйся, Невеста, брака не познавшая!

Немного о смысле:

Взбранной Воеводе победительная, яко избавльшеся от злых, благодарственная восписуем Ти раби Твой, Богородице, но яко имущая державу непобедимую, от всяких нас бед свободи, да зовем Ти: радуйся, Невесто Неневестная.

Взбранной Воеводе – непобедимой Воеводе (взбранный – непобедимый в бранях – сражениях). Победительная – победное (пение, то есть победную песнь). Яко избавльшеся от злых – так как избавились (буквально: как избавившиеся) от зла (от бед). Благодарственная – благодарственное (благодарственную песнь). Восписуем Ти – воспеваем (буквально: пишем) Тебе. Яко имущая державу – (Ты), как имеющая силу. Неневестная – не вступившая в брак (буквальный перевод греческого слова).

+ Акафист Пресвятой Богородице, начинающийся этим кондаком, написан в VII веке в Константинополе. Это – первый (и прекраснейший) из акафистов, ставший образцом для всех последующих. Все 12 икосов акафиста заканчиваются многократными «перепевами» Архангельского приветствия Пресвятой Деве – «радуйся!», заключительное из которых – Радуйся, Невесто Неневестная! Мы величаем небесную чистоту Неискусобрачной Девы, неизреченно родившей Христа Бога нашего, и в Своей чистоте «Честнейшая Херувим» Невеста Неневестная предстает пред нами как величайшая воительница с силами зла – Взбранная Воевода, имущая державу непобедимую.

Радуйся, Невесто Неневестная! Если мы обратимся к греческому языку, на котором написан акафист, то увидим, что все эти три слова, буквальной точностью переведенные на церковнославянский язык и вошедшие в наше религиозное сознание, должны были восприниматься греками несколько иначе, чем воспринимаем их мы.

Радуйся – приветствие Архангела Гавриила, донесенное до нас Евангелием, – и до Рождества Христова, и после него было на греческом языке обычным приветствием – тем же, что наше «здравствуй». В явлении Ангела, в его дивных и таинственных словах внутренний смысл приветствия, забываемый в обыденной жизни, конечно, обновился и засиял со всею силой; акафист Пресвятой Богородице (и всякий позднейший вдохновенно сочиненный акафист), весь пронизанный этим «радуйся!» и искрящийся радостью величания, также воскрешает дремлющее в обыденном языке значение греческого слова. Но в русском (и древнерусском) языке приветствовали друг друга не словом «радуйся», а словом «здравствуй» (в котором мы обычно забываем пожелания здоровья). «Радуйся» остается для нас словом всегда более насыщенным, особенным – осознанным словом о радости, неповторимым приветствием для пречистой Девы Марии и святых Божиих.

Невесто Неневестная – прямой, буквальный перевод двух греческих слов. Церковнословянскому невеста соответствует греческое слово «нимфа», которое означает не только девушку-невесту, но и новобрачную жену, и молодую женщину. Новый Завет (и греческий перевод Библии) придал этому слову огромную мистическую глубину: Невеста Агнца в Откровении Иоанна Богослова (Откр. 19, 7; 21, 22, 17) не только предназначена Ему, но и стоит с Ним в таинственном браке; это образ и Богоматери, и Церкви (в ней мы узнаем невесту Песни Песней и прочих книг Писания). А греческое слово, переведенное славянским словом неневестная – это отрицательная форма от первого слова, означающая «не вступившая в брак»; это слово было вполне обычно для греческого языка. Для греческого, но не для славянского! Ведь в славянском невеста – это именно не-ведомая, непознанная (то есть как раз то, чему соответствует греческое неневестная) девушка, не вступившая в брак, хотя и предназначенная к нему; слово само несет в себе значение чистоты. Внутри славянского языка слово неневестная труднообъяснимо. Оно вносит новый оттенок смысла в выражение акафиста: Чистая Невеста, но – Неневестная, не обыкновенная, не сопоставимая ни с какой иной невестой.

Другие славянские эпитеты Богородицы, соответствующие слову Неневестная, – Неискусобрачная, Неискусомужняя.

Взбранной Воеводе победительная… Эти слова почти все мы привыкли на слух воспринимать как единое целое, поэтому не чувствуем структуру фразы (достаточно простую): (кому?) – Взбранной Воеводе (мы) восписуем (что?) – победительная благодарственная, то есть победную благодарственную песнь, (почему?) – яко избавльшеся от злых: так как избавились от бед. Вот и вся премудрость!

Пресвятая Богородица, спаси нас!

Кондак «Взбранной воеводе». Фрагмент из 4-й части книги «Круг церковнаго древняго знаменнаго пения». Издание 1885 года

Взбра́нной воево́де (греч. Τῇ ὑπερμάχῳ στρατηγῷ) в православном богослужении — кондак Богородице. Был написан в честь избавления Константинополя в 626 году от нашествия варваров и Сасанидов.

Взбранной воеводе победительная

Из книги “Отец Арсений”

Молодые мы все смелые. Иду и думаю: мама сердиться будет, что поздно пришла, а завтра вставать рано к ранней обедне, а потом дел невпроворот. Иду быстро, улицы прошла и вбежала в лесок. Темно, мрачно и, конечно, страшно, но ничего, тропка широкая, не раз хоженная. Вошла и чувствую: домашним духом тянет, а людей – никого. Бегу, и вдруг меня кто-то сзади схватил за руки и на голову что-то накинул. Вырываюсь, крикнуть хочу, но мне рукой через тряпку рот зажали. Борюсь, вырываюсь, пытаюсь ногами ударить напавших, но от сильного удара по голове на какие-то мгновения затихла. Оттащили с тропинки в сторону, с головы материю сняли, потом я поняла, что это был пиджак, но рот тряпкой зажимают еще. Мужской голос сказал: “Пикнешь – зарежем!” – и нож перед глазами появился. “Ложись, дура, будешь тихо себя вести, не убьем”, – смотрю на человека, один низкий, другой высокий, и от обоих вином пахнет. “Ложись!” – рот разжали и толкают на землю, а я шепотом говорю им: “Отпустите, пощадите!” – и рванулась, а высокий приставил нож к груди и колет. Поняла, что ничто меня не спасет. Высокий парень сказал второму: “Пойди шагов за 30 к тропке. Справлюсь с ней, тебя крикну”, – невысокий ушел.

Я стою и отчетливо понимаю, что нет мне сейчас спасения, никто помочь не может. Что делать? Как защититься? И вся мысль ушла к Богу: “Помоги, Господи!” Молитв вдруг никаких не помню, и откуда-то внезапно возникла только одна, к Богородице, и я поняла – одна Матерь Божия может меня спасти, и стала в исступлении читать: “Взбранной Воеводе победительная, яко избавльшеся от злых, благодарственная восписуем Ти раби Твои, Богородице, но яко имущая державу непобедимую, от всяких нас бед свободи, да зовем Ти: радуйся, Невесто Неневестная” – а в это время высокий повалил меня и стал рвать одежду. Сорвал, наклонился надо мной, нож в руке держит. Я это отчетливо вижу и в то же время исступленно молюсь Богородице, повторяя одну и ту же молитву и, вероятно, молилась вслух. Наклонился высокий и вдруг спросил меня: “Ты что там бормочешь?” – а я все молюсь и в этот момент услышала свой голос, а парень опять сказал: “Спрашиваю, чего?” – и тут же выпрямился и стал смотреть куда-то поверх меня. Посмотрел внимательно, взглянул на меня и со злобой ударил в бок ногой, поднял с земли и сказал: “Пойдем отсюда”, – и, держа нож в руке и сорванное с меня белье, повел куда-то в сторону. Дошли, бросил меня на землю, опять наклонился надо мною, а я молюсь и молюсь.

Стоит около меня и опять поверх вглядывается, а я все время призываю Божию Матерь и в то же время чувствую, что ничего почему-то не боюсь. Парень стоит и смотрит куда-то в лес, потом взглянул на меня и сказал: “Чего ей здесь, в лесу, ночью надо?” Поднял меня, отбросил нож и повел в лес. Идет молча, я молюсь вполголоса и ничему не удивляюсь и ничего уже не боюсь, помню только, что Божия Матерь со мною. Конечно мысль дерзновенная, но я тогда так думала. Шли недолго. Вижу – мелькают между деревьями огни станции. Не выходя из леса, парень сказал мне: “На! Оденься! – и бросил мои вещи.- Я отвернусь”. Отвернулся, я оделась. Пошли, взял он билет до Москвы, подвел к бачку с питьевой водой и платком вытер мне лицо. Кровь у меня от удара была на голове.

Сели в поезд, вагоны пустые, поздно, мы только вдвоем в вагоне. Сели, молчим, а я все время молюсь про себя, беспрерывно повторяя: “Взбранной Воеводе победительная…”

Доехали, вышли из поезда, он спросил: “Где живешь?” Я ответила. Доехали трамваем на задней площадке до Смоленской площади, а потом пошли в Неопалимовский переулок ко мне домой. Я молюсь, он идет молча, только на меня изредка поглядывает.

Дошли до дома, поднялись по лестнице, я ключ доставала и опять на меня страх напал. А зачем он здесь? Дверь не открываю, стою. Посмотрел парень на меня и стал спускаться по лестнице. Открыла я дверь, бросилась в комнату и перед иконой Божией Матери Владимирской упала на колени. Благодарю Ее, плачу. Сестра проснулась и спрашивает: “Что с тобой?” – молюсь и не отвечаю, молюсь…

Читать еще:  Молитва матери о устройстве дочери на работу

Прошел год. Сижу я дома и занимаюсь. Окна открыты, жарко, душно. В квартире мама да я. Звонок, мама кому-то открывает и говорит: “Проходите. Дома!” – и мне из коридора кричит “Мария, к тебе”. Подумала я – вот некстати, но крикнула: “Входите!” Встала, решила, что кто-нибудь из товарищей-студентов. Дверь открылась, и я замерла. Он, тот парень из леса. Спросили бы меня минуту тому назад – какой он, я не смогла бы сказать, а тут мгновенно узнала.

Стою словно одеревенелая, а он вошел, почему-то осмотрел комнату и, не обращая на меня внимания, рванулся в угол, где у меня висела цветная литография, с иконы Владимирской Божией Матери. Иконы мы с мамой держали в маленьком шкафчике, а Владимирскую повесили под видом картины на стене.

Подошел, посмотрел и сказал: “Она”, – постоял некоторое время и подошел ко мне. “Не бойтесь меня, я пришел попросить у Вас прощения. Простите меня, виноват я перед Вами страшно. Простите!” А я стою, окаменевшая, растерянная, а он подошел ко мне близко, близко, и еще раз сказал: “Простите меня!” – повернулся и вышел. Эта встреча произвела на меня страшно тяжелое впечатление. Зачем приходил? Что хотел этот бандит? В голову пришла мысль – надо бы милицию позвать, задержать его, но вместо этого открыла шкафчик с иконами и стала молиться.

В голове все время неотвязчиво стояла мысль, почему, взглянув на икону Владимирскую, сказал: “Она”.

Потом все раздумывала. Почему его тогда не разглядела, почему такой бандит прощения просил, зачем это ему нужно? И совсем он не высокий, и глаза его смотрят пытливо и пристально и не по-бандитски.

…Началась война, был 43-й год. Голодали мы ужасно. Я работала в госпитале сестрой и пыталась учиться в медицинском институте, сестра болела, но училась в седьмом классе, а мама еле-еле ходила от слабости.

Жизнь была тяжелой, но я все-таки успевала иногда забегать в церковь. Прошли бои под Москвой, на Кавказе, под Сталинградом, начиналась весна 43-го года. Дежурила я эти дни два дня подряд. Пришла усталая, есть нечего, сестра лежит, мама тоже. Ослабли обе.

Разделась, разжигаю печку, руки трясутся, болят. Пытаюсь молиться, читаю акафист Божией Матери по памяти. Слышу, стучат в дверь, открываю, стоит лейтенант с палкой и большим вещевым мешком: “Я к Вам!”

Спрашиваю: “Кто Вы?” Он не отвечает и втаскивает в комнату мешок, потом говорит: “Тот я! Андрей!’ – и тогда я мгновенно узнаю его. Мама приподнимается и смотрит на него.

Андрей развязывает мешок, неуклюже отставляет ногу, садится на стул без приглашения и начинает вынимать что-то из мешка.

На столе появляются банки с тушенкой, сгущенным молоком, сало, сахар, и еще, и еще что-то. Вынув, завязывает мешок и говорит “Ранен я был тяжело, три месяца с лишним по госпиталям валялся, думал, не выживу, сейчас в клиниках ногу долечивают. Лежал. Вас вспоминал и Матери Божией молился, как Вы тогда. Говорили врачи, что умру, безнадежен. Выжил, живу, а эти продукты братень мне притащил от радости, что в госпитале разыскал, он тут под Москвой в председателях колхоза ходит. Наменял – и ко мне”.

Встал, подошел к шкафчику с иконами, открыт он был, перекрестился несколько раз, приложился к иконам, подошел ко мне и опять, как прошлый раз, сказал: “Простите меня, Бога ради. Прошу. Гнетет меня прошлое беспрерывно. Тяжело мне”, – а я посмотрела на его продукты, на него самого, стоящего с палкой около стола и закричала: “Возьмите, возьмите все сейчас же. Убирайтесь вон!” – и расплакалась. Стою, реву, мама лежит, ничего понять не может, сестра из-под одеяла голову высунула. Андрей посмотрел на меня и сказал: “Нет, не возьму”, – подошел к печке, разжег ее, положил полешки, постоял минут пять около нее, поклонился и вышел, а я все время навзрыд плакала.

Мама спрашивает. “Маша, что с тобой, и кто этот человек?” Я ей тогда все рассказывала. Выслушала она меня и сказала: “Не знаю, Маша, почему ты тогда спаслась, но что бы ни было, хороший и очень хороший Андрей. Молись за него”.

Спас нашу семью в 1943 году Андрей своей помощью. Недели две его не было, а потом к маме приходил раз пять без меня и каждый раз приносил бездну всякого, всякого и часами с мамой разговаривал.

Шестой раз пришел вечером, я была дома. Пришел, поздоровался, подошел ко мне и опять сказал: “Простите Вы меня!” Разговорилась я с ним. Много о себе рассказывал. Рассказал, как увидел меня в лесу и почему напали тогда, все рассказал. Рассказал, как наклонился надо мною и услышал, что я что-то шепчу, удивился, не понял и вдруг увидел стоящую рядом Женщину, и Она остановила его повелительным жестом, и когда он меня второй раз на землю бросил, то опять эта Женщина властно рукой Своею заслонила меня, и стало ему страшно. Решил отпустить меня, довел до станции, увидел, что я не в себе, и повез в Москву. “Мучила меня совесть за Вас постоянно, не давала покоя, понял, что все неспроста было. Много думал о той Женщине. Кто, что Она? Почему меня остановила? Решил пойти к Вам, попросить прощения, расспросить о Ней. Не мог больше мучиться. Пришел к Вам, трудно было, стыдно было идти, страшно, но пришел. Вошел к Вам и увидел на стене образ Матери Божией Владимирской и сразу понял, кто была эта Женщина. Ушел от Вас и стал узнавать все, что можно было узнать о Божией Матери. Все, все узнал, что мог. Верующим стал и понял, что великое и страшное было мне явление, и я совершил тяжелое прегрешение. Очень сильно повлияло на меня происшедшее, и ощутил я глубокую перед Вами вину. Вину, которую нет возможности искупить”.

Много Андрей мне рассказывал о себе.

Мама моя была человеком исключительной души и веры, и еще до прихода Андрея последний раз говорила мне: “Мария! Матерь Божия явила этому человеку великое чудо. Не тебе, а ему. Для тебя это был страх и ужас, и ты не знала, почему Господь отвел от тебя насилие. Ты верила, что тебя спасла молитва, а его сама Матерь Господа остановила. Поверь мне, плохому человеку такого явления не было бы. Матерь Божия никогда не оставит Андрея, и ты должна простить его”. Андрей маме тоже все рассказал.

Сестра моя Катерина была от Андрея без ума, а у меня до самой последней встречи с ним к нему жило чувство брезгливости и даже ненависти, и продукты, которые он приносил, я старалась не есть… Когда же разговорилась с ним, то поняла многое, взглянула на него по-другому и успокоилась. Подошла я тогда к Андрею и сказала. “Андрей! Вы изменились, другим стали. Простите меня, что долго не могла я победить в себе чувства ненависти к Вам”, – и подала ему руку.

Прощаться стал – уезжал в батальон выздоравливающих, а после на фронт должны были отправить.

Мама сняла со своей крестовой цепочки маленький образок Божией Матери с надписью: “Спаси и сохрани”, благословила им Андрея, перекрестила и по русскому обычаю трижды расцеловала. Расстегнул он ворот гимнастерки, снял ее, и мама куда-то зашила ему образок. Катька, прощаясь, порывисто обняла Андрея и поцеловала в щеку. Подошел ко мне, низко поклонился и, как всегда, сказал: “Простите меня Бога ради и ради Матери Божией, молитесь обо мне”, – подошел к иконе Владимирской Божией Матери, приложился к ней несколько раз, поклонился всем нам и, не оборачиваясь, вышел.

Хлопнула дверь, мама и Катя заплакали, а я потушила в комнате свет, подняла светомаскировочную штору и вижу в лунном свете, как он вышел из дома, обернулся на наши окна, перекрестился несколько раз и пошел.

Больше никогда его не видела, только в 1952 г, была я уже замужем, получила письмо от него на старый адрес, мама мне письмо передала. Письмо было коротким, без обратного адреса, но по почтовому штемпелю увидела, что оно послано из-под Саратова.

‘Спасибо, спасибо Вам всем. Знаю, страшен я был для Вас, но Вы не отбросили меня, а в одну из самых тяжелых минут поддержали прощением своим. Только Матерь Божия была Вам и мне помощницей и покровительницей. Ей и только Ей обязаны Вы жизнью, а я еще больше – верой дающей две жизни – человеческую и духовную. Она даровала веру и спасла меня на военных дорогах. Спаси и сохрани Вам Матерь Божия. Наконец-то я живу христианином. Андрей”.

Это последнее, что мы узнали о нем. Я рассказала отцу Арсению об Андрее, и он сказал: “Великая милость была дана этому человеку, и он оправдал ее. Хранил его Господь для больших и хороших дел”.

(Из книги “Отец Арсений”, М.,1994 г.)

Ссылка на основную публикацию